Представитель правой интеллигенции (rigort) wrote,
Представитель правой интеллигенции
rigort

Categories:

Дж.Ф. Раштон. Этнический национализм, эволюционная психология и теория генетического сходства (II)

Теория генетического сходства

В 1984 г. автор данной статьи, вместе с Робином Расселом и Памелой Уэллс, начал применять подход Гамильтона к человеческим парам, небольшим группам и даже большим национальным и межнациональными образованиям[1]. Мы окрестили наш подход «теорией генетического сходства». Мы доказали, что если гены производят эффекты, которые позволяют их носителям распознавать и предпочитать друг друга, то альтруистическое поведение может развиваться далеко за пределами «родственного отбора». Путем предпочтения позитивной сочетаемости по всему спектру генома, люди могут максимально увеличить свою совокупную приспособленность, вступая в брак с генетически схожими людьми, а также любя, заводя дружбу и помогая наиболее генетически схожим из числа своих соседей. Для совокупной приспособленности полезен и этнический непотизм. Как ясно свидетельствует английский язык, likeness (сходство) идет рука об руку с liking (симпатией).

Несколько исследований показали, что в социальных партнерах люди предпочитают генетическую схожесть; кроме того, они направляют свою избирательность скорее на более наследуемые черты, чем на самые интуитивно очевидные. Еще Гамильтон предсказывал, что так и должно быть, если задействованы генетические механизмы[2]. Так происходит потому, что более наследуемые компоненты лучше отражают лежащий в основе генотип. В этих исследованиях проводились измерения однородных наборов антропометрических, когнитивных, личностных и установочных черт в одной и той же этнической группе.

….

Проведя исследование супружеских пар, Рассел с коллегами[3] обнаружили, что из тридцати шести физических характеристик, схожесть супругов больше проявлялась в признаках с высокой наследуемостью, например, в обхвате запястья (на 71% передается по наследству), чем в признаках с низкой наследуемостью, например, в обхвате шеи (на 48% передается по наследству). Раштон и Рассел[4] обнаружили, что из пятидесяти четырех признаков, касающихся индивидуальных предпочтений и занятий в свободное время, сходство супругов было выше в таких пунктах как «любовь к чтению» (на 41% передается по наследству), чем в таких пунктах как «наличие многих хобби» (на 21% передается по наследству). Проведя двадцать шесть тестов на умственные способности, Раштон и Николсон[5] обнаружили, что сходство супругов было выше по более наследуемым частным критериям из «Гавайского семейного исследования» когнитивной способности и шкалы Векслера для измерения интеллекта взрослых (WAIS).

….

В исследовании феномена лучших друзей, Раштон[6] обнаружил, что из широкого спектра антропометрических параметров и социальных установок, таких как приятие «военной муштры» (на 40% передается по наследству) и «авторитета Церкви» (на 25% передается по наследству), сходство друзей было выше в более наследуемых параметрах. Похожие результаты были получены в исследовании симпатий между знакомыми людьми, проведенном Тессером[7]. В своем эксперименте он производил манипуляции с представлениями людей о том, насколько они схожи по своим жизненным установкам с другими людьми (предварительно Тессер определил, какой степенью наследуемости обладает ряд установок). Обнаружилось, что люди больше симпатизируют тем, с кем они схожи по более наследуемым установкам.

Результаты, изложенные выше, не могут быть объяснены культуралистскими теориями[8]. Теория генетического сходства и культуралистская теория дают противоположные прогнозы о социальной значимости факторов гармоничного семейного сосуществования супругов. Культуралистская теория прогнозирует, что фенотипическое соответствие у супругов будет более выраженным в тех характерных чертах, в которых супруги стали схожи благодаря общему жизненному опыту, формирующему взгляды, хобби, а также размер талии и бицепса (например, благодаря диете и упражнениям). С другой стороны, теория генетического сходства предсказывает большее соответствие в чертах, имеющих высокую наследуемость (например, в размере запястья и длине среднего пальца, которые не так-то просто изменить).

Исследования близнецов и усыновленных детей

Исследования близнецов и усыновленных детей показывают, что предпочтение генетическому сходству передается по наследству, то есть люди генетически предрасположены предпочитать генетически схожих партнеров. В одном из таких исследований, Роу и Осгуд[9] анализируют данные о правонарушениях у нескольких сот пар молодых однояйцевых близнецов, имеющих 100% общих генов, и двуяйцевых близнецов, имеющих 50% общих генов. Ученые обнаружили, что молодые люди, генетически предрасположенные к преступлениям также были предрасположены выбирать в качестве друзей схожих с собой людей. Эти результаты подтверждают Дэниелс и Пломин[10], изучавшие дружбу у нескольких сот пар сибсов (как из приемных семей, так и не из приемных). Они обнаружили, что, тогда как биологические сибсы (имеющие и общие гены, и общую среду обитания) дружат с теми, кто похож друг на друга, приемные сибсы (имеющие только общую среду обитания), дружат с теми, кто вовсе не схож друг с другом. Эти результаты показывают, что общие гены склоняют человека заводить друзей, имеющих с ним сходство.

Раштон и Бонс[11] проанализировали анкеты со ста тридцатью вопросами, касающимися личных и социальных установок, заполненные несколькими сотнями пар однояйцевых близнецов, разнояйцевых близнецов, их супругами и их лучшими друзьями. Оказалось, что (a) супруги и лучшие друзья имеют степень сходства почти такую же, как у сибсов, что раньше посчитали бы невозможным; и (b) однояйцевые близнецы выбирают в супруги и лучшие друзья людей с более высокой степенью сходства, чем требуется разнояйцевым близнецам. Предпочтение людей с высокой степенью сходства передается по наследству примерно на 30%. И снова подбор партнера по принципу схожести был более очевидным в более наследуемых признаках. Это показывает, что причина социальной избирательности кроется в генотипе, лежащем в основе.

Исследования группы крови

Еще одним способом проверки гипотезы о том, что люди обычно выбирают супругов и друзей, обладающих генетическим сходством с ними, является изучение антигенов, содержащихся в крови. В одном из исследований, изучив тысячу случаев спорного отцовства, Раштон[12] проанализировал семь полиморфных маркерных систем в десяти локусах крови по шести хромосомам (ABO, Rhesus [Rh], MNSs, Kell, Duffy [Fy], Kidd [Jk] и HLA). Исследование ограничивалось людьми северо-европейской внешности (судя по фотографиям). Пары, где ребенок родился от обоих родителей, были на 50% схожи, а пары, где ребенок родился не от обоих — схожи только на 43%. Позже Раштон[13] исследовал анализы крови у пар лучших друзей мужского пола со схожим социальным бэкграундом, и установил, что эти друзья были значительно более генетически схожи друг с другом, чем с любой произвольно взятой парой из той же базы данных.

Сила взаимного притяжения в группах

Взаимное тяготение на уровне генетической схожести не перестает действовать за пределами семьи и круга друзей. Члены группы вступают в ближнюю этнически заданную среду и сходятся вместе в клубах и сообществах. Поскольку люди из одной этнической группы генетически боле схожи друг с другом, чем с представителями других групп, они отдают предпочтение представителям своей группы перед людьми посторонними.

В своей революционной книге «Этнический феномен», ван дер Берге[14] применил теорию родственного отбора чтобы объяснить, почему люди везде склонны развивать этноцентричные отношения к тем, кто отличается по одежде, диалекту и внешности, и как даже относительно открытые и ассимилирующие этнические группы «охраняют» свои границы против вторжения чужаков, используя некие «знаки отличия» (маркеры принадлежности к группе).

…..

Исследования по распознаванию родичей у животных и социальной избирательности у людей, которые я рассмотрел выше, показывают, как хорошо отлажено предпочтение генетически сходных особей. Это предпочтение имеет место и в этнических группах, и в семьях; оно реализуется через более наследуемые элементы из наборов однородных признаков, имеющих наибольшую наследуемость.

…..

В своей книге «О генетических интересах» Фрэнк Сальтер[15], исследователь политической этологии в Институте Макса Планка (Мюнхен), экстраполировал выводы теории генетического сходства и предложил учитывать общие гены для объяснения феномена этнического непотизма. Он показал, как гамильтонов коэффициент родства r соотносится в уравнении с расчетами генетической изменчивости FST (в среднем r ~ 2 FST), которые были к тому времени включены в научный оборот[16]. FST обусловливает и степень генетического расстояния между популяциями, и родство в них.

Из этого следует, что, в сравнении с общей наследственной изменчивостью в мировом масштабе, произвольно взятые члены любой популяции относятся друг к другу с приблизительным коэффициентом r ~ 0.25 (т.е. на 1/4) или примерно как полусибсы. Кстати, можно вывести общее правило: если представитель твоего этноса выглядит как ты, то, в среднем, он генетически эквивалентен твоему двоюродному брату.

Когда Сальтер проанализировал данные о FST, полученные Кавалли-Сфорца, он обнаружил, что если бы весь мир был населен только англичанами, то коэффициент родства между любой случайной парой англичан был бы нулевым. Но если бы мир был населен, например, англичанами и немцами, то два случайно взятых англичанина (или немца) имели бы коэффициент родства 0.0044, т. е. 1/32 коэффициента двоюродного брата. По мере того, как генетическая дистанция между популяциями увеличивается, коэффициент родства между случайно взятыми представителями одного этноса внутри популяции тоже увеличивается. Два любых англичанина, по сравнению с жителями Ближнего Востока, имеют коэффициент родства равный 3/8 коэффициента полусибсов; по сравнению с жителями Индии их коэффициент равен 1/2 коэффициента полусибсов; по сравнению с жителями Китая или Восточной Африки, их коэффициент равен коэффициенту полусибсов и, по сравнению с жителями Южной Африки, их коэффициент равен коэффициенту сибсов.


….

В двух других книгах Сальтер[17] и его коллеги показывают, что этнические связи являются главным фактором для понимания таких разноплановых явлений как этнические мафии, сетевые посреднические организации нацменьшинств, героизм освободительной борьбы, государство всеобщего благосостояния, проявления чрезвычайной щедрости в помощи из-за рубежа и благотворительности

Шепот генов

История еврейского народа дает убедительно подтверждаемый документальными свидетельствами пример того, как теория генетического сходства пересекается с этносимволическим подходом Энтони Смита[18]. Как показала Бонн-Тамир[19] из Университета Тель-Авива, группы евреев генетически схожи друг с другом несмотря на то, что они были рассеяны по миру в течении двух тысяч лет. Евреи из Ирака и Ливии имеют больше общих генов с евреями из Германии, Польши и России, чем любая другая группа имеет с нееврейскими популяциями, среди которых они жили веками. Хотя выяснилось, что эфиопские евреи не являются «генетически евреями», многие другие очень отдаленные друг от друга еврейские общины имеют общие генетические характеристики, несмотря на большое географическое расстояние между общинами и прошедшие сотни лет.

Теория генетического сходства предполагает, что многие другие, казалось бы, чисто культурные водоразделы на самом деле укоренены в глубинной генетике популяций.

Недавно при изучении древней индийской кастовой системы, с помощью секвенирования ДНК было доказано, что высшие касты более генетически близки европейцам, а низшие касты более близки южно-азиатам[20]. Хотя кастовую систему законодательно запретили в 1960 г., она продолжает быть главной характерной чертой индийского общества и оказывать мощное влияние на политику.

….

Конечно, гены, как правило, скорее «шепотом» заявляют о своих желаниях, нежели «кричат» о них. Если воспользоваться метафорой Люмсдена и Уилсона, гены держат культуры скорее на длинном, чем на коротком поводке. Это делает возможным прагматизм и гибкость в стратегиях, которые используют различные группы для реализации своих стремлений.

Политическая привлекательность этнической идентичности и генетического сходства также объясняет поведение на выборах. Повторное избрание Джорджа Буша на президентских выборах в 2004 г. по большей части объясняли голосами белого населения и тем, что для этих голосующих важнее были «ценности», чем экономика. Если внимательно присмотреться к демографической статистике, мы увидим что эти «ценности», по крайней мере, отчасти, являются «эвфемизмом» для этнической идентичности и генетического сходства. Большинство белых американцев голосовали за того кандидата, который — как и его семья — по внешности, речи и действиям был, как они считали, схож с ними[21]

Заключение

Конечно, генетическое сходство является только одним из многих возможных факторов, влияющих на формирование политических альянсов. Причинно-следственные связи многообразны, и нельзя сводить взаимоотношения между этническими группами к единственному фактору. Члены какой-либо этнической группы не обязательно держатся вместе; и не обязательно имеет место конфликт между генетически различающимися группами или индивидами. Помимо репродуктивного успеха люди стремятся и к другим вещам, например к успеху экономическому. Однако, как показал ван дер Берге[22], с эволюционистской точки зрения, главной мерой человеческого успеха является не экономическое производство, но воспроизведение себе подобных. Генетическое сходство, играет очевидную роль в социальном поведении малых и больших групп, как национальных, так и международных. Гипотеза, представленная в данной работе, заключается в том, что поскольку представители одного этноса являются носителями копий одних и тех же генов, то этническое самосознание коренится в биологии альтруизма и взаимной полезности. Более того, этнический национализм, ксенофобия и геноцид могут стать «темной стороной» альтруизма. Помимо этого, общие гены могут определять степень восприимчивости к той или иной идеологии[23]. Некоторые гены лучше воспроизводятся в одних культурах, чем в других.
...
Исследователь политической этологии Франк Сальтер[24] называет идеологии «портфелями установок, способствующих приспособлению» («fitness portfolios»), а психолог Кевин МакДональд пишет, что представители одного этноса вовлечены в «групповые эволюционные стратегии»[25]. Именно потому, что генетические интересы являются влиятельным фактором в человеческих делах, оскорбления по национальному признаку так легко заканчиваются насилием.

Социологи и историки всегда готовы осудить то, с каким размахом политические лидеры (или претендующие на эту роль люди) способны манипулировать этнической идентичностью. Однако ученые никогда не задают, не говоря уж о том, чтобы на них ответить, два вопроса: «почему это всегда настолько легко?» и «почему какой-нибудь малообразованный политический аутсайдер способен спровоцировать беспорядки просто произнеся пару метких оскорблений по национальному признаку?».



Патриотическое чувство — нечто намного большее, чем иллюзия, созданная элитами для своих целей. С точки зрения этносимволизма ясно, что психология социальной идентичности тесно связана и с национальной идентичностью, и с предшествующей ей этнической идентичностью, ее «священными» традициями и обычаями[26]. Этнические сообщества существовали во все периоды и играли важную роль во всех обществах на всех континентах. Чувство общей этнической принадлежности на сегодняшний день остается основным средоточием идентификации индивида. Теория генетического сходства помогает объяснить, почему это так.

Перевод с английского Андрея Иванова
-----------------------------------------

[1] Rushton J.P., Russell R. and Wells P. Genetic similarity theory: beyond kin selection // Behavior Genetics. № 14. 1984. P. 179–193; Rushton J.P. and Bons T. Mate choice and friendship in twins: evidence for genetic similarity // Psychological Science. №16(7). 2005. P. 555–559; Rushton J.P. Genetic similarity, human altruism, and group selection // Behavioral and Brain Sciences. № 12(3). 1989. P. 503–559; Rushton J.P. Gene – culture coevolution and genetic similarity theory: Implications for ideology, ethnic nepotism, and geopolitics // Politics and the Life Sciences. № 4(2). 1986. P. 144–148.

[2] Hamilton W.D. Selection of selfish and altruistic behaviour in some extreme models // In: Man and Beast: Comparative Social Behavior [J.F. Eisenberg and W.S. Dillon (eds.)]. Washington, 1971. P. 57–91.

[3] Russell R.J.H., Wells P.A. and Rushton J.P. Evidence for genetic similarity detection in human marriage // Ethology and Sociobiology. № 6(3). 1985. P. 183–187.

[4] Ibid.

[5] Rushton J.P., Nicholson I.R. Genetic similarity theory, intelligence, and human mate choice // Ethology and Sociobiology. № 9(1). 1988. P. 45–57.

[6] Rushton J.P. Genetic similarity in male friendships // Ethology and Sociobiology. № 10(5). 1989. P. 361–373.

[7] Tesser A. The importance of heritability in psychological research: the case of attitudes // Psychological Review 93(1). 1993. P. 129–142.

[8] Теории детерминированности поведения человека социальной средой — Прим.пер.

[9] Rowe D.C., Osgood D.W. Heredity and sociological theories of delinquency: a reconsideration // American Sociological Review. № 49. 1984. P. 526–540.

[10] Daniels D., Plomin R. Differential experience of siblings in the same family // Developmental Psychology. №21. 1985. P. 747–760.

[11] Rushton J.P., Bons T.A. Mate choice and friendship in twins: evidence for genetic similarity // Psychological Science. № 16(7). 2005. P. 555–559.

[12] Rushton J.P. Genetic similarity, mate choice, and fecundity in humans // Ethology and Sociobiology. № 9(6). 1988. P. 329–333.

[13] Rushton J.P. Genetic similarity in male friendships // Ethology and Sociobiology. № 10(5). 1989. P. 361–373.

[14] van den Berghe P. The Ethnic Phenomenon. New York, 1981.

[15] Salter F. On Genetic Interests: Family, Ethny and Humanity in an Age of Mass Migration. Frankfurt, 2003.

[16] Cavalli-Sforza L., Menozzi P. and Piazza A. The History and Geography of Human Genes. Princeton, 1994.

[17] Salter F. Risky Transactions: Trust, Kinship and Ethnicity. London, 2002; Welfare, Ethnicity, and Altruism: New Findings and Evolutionary Theory [F. Salter (ed.)]. New York, 2004.

[18] Smith A.D. The Nation in History: Historiographical Debates about Ethnicity and Nationalism. Hanover, 2000; Smith A.D. Chosen Peoples: Sacred Sources of National Identity. Oxford, 2004.

[19] New Perspectives on Genetic Markers and Diseases among Jewish People [Bonne-Tamir B. and Adam A. (eds.)]. Oxford, 1992; Thomas M.G., Weale M.E., Jones A.L., Richards M., Smith Alice, Redhead N., Torroni A., Scozzari R., Gratix F., Tarakegn A., Wilson J.F., Capelli C., Bradman N. and Goldstein D.B.. Founding mothers of Jewish communities: geographically separated Jewish groups were independently founded by very few female ancestors // American Journal of Human Genetics. № 70(6). 2002. P. 1411–1420.

[20] Bamshad M., Kivisild T., Watkins W.S., Dixon M.E., Ricker C.E., Rao B.B., Mastan Naidu J., Ravi Prasad B.V., Govinda Reddy P., Rasanayagam Arani, Papiha Surinder S., Villems R., Redd A.J., Hammer M.F., Nguyen Son V., Carroll M.L., Batzer M.A. and Jorde L.B. Genetic evidence on the origins of Indian caste populations // Genome Research. №11(6). 2001. P. 994–1004.

[21] Brownstein R. and Rainey R. Bush’s huge victory in the fast-growing areas beyond the suburbs alters the political map // Los Angeles Times. 22 November 2004. A1, A14–A15.

[22] van den Berghe P. The Ethnic Phenomenon. New York, 1981.

[23] Rushton J.P. Genetic similarity, human altruism, and group selection // Behavioral and Brain Sciences. № 12(3). 1989. P. 503–559; Rushton J.P. Gene – culture coevolution and genetic similarity theory: Implications for ideology, ethnic nepotism, and geopolitics // Politics and the Life Sciences. № 4(2). 1986. P. 144–148.

[24] Salter F. On Genetic Interests: Family, Ethny and Humanity in an Age of Mass Migration. Frankfurt, 2003.

[25] MacDonald Kevin. An integrative evolutionary perspective on ethnicity // Politics and the Life Sciences. № 20(1). 2001. P. 67–80.

[26] Smith A.D. The Nation in History: Historiographical Debates about Ethnicity and Nationalism. Hanover, 2000; Smith A.D. Chosen Peoples: Sacred Sources of National Identity. Oxford, 2004.
Tags: rushton, Вопросы национализма, национализм
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author