Представитель правой интеллигенции (rigort) wrote,
Представитель правой интеллигенции
rigort

Categories:

Практика импортозамещения

Оригинал взят у tor85 в Во многом знании - много печали
Радио  Свобода, январь 2016го:

Постепенно стали появляться и реальные данные о масштабах проблемы. Так, в одной из речей вице-премьер Дмитрий Рогозин сообщил, что узлы и комплектующие из стран НАТО и ЕС применяются в 640 образцах российской военной техники, в основном в радиоэлектронике и оптике. Из них "571 образец мы должны будем заместить к 2018 году". Заместитель министра обороны Юрий Борисов, отвечающий за военно-техническое обеспечение Вооруженных сил, 16 июля 2015 года в докладе Владимиру Путину привел несколько иные цифры. По его словам, к 2025 году "спланировано к импортозамещению 826 образцов вооружений и военной техники". Другие источники дополняют, что замещение комплектующих только лишь из стран НАТО и ЕС должно коснуться не менее 800 образцов вооружения и спецтехники. А всего же речь идет не менее чем "о десятке тысяч конкретных изделий". При этом импортозамещение по полному циклу по комплектующим изделиям из стран НАТО и ЕС выполнено за год после постановки этой задачи лишь в семи образцах из 127 запланированных.
<...>

Отдельная тема – импортозамещение в продукции космического назначения. Наибольшее негативное воздействие на российский космос оказал запрет на продажу элементно-компонентной базы космического назначения, что сразу сильно затормозило развитие российской системы ГЛОНАСС. И здесь проблема уже не в украинских производителях. Дело в том, что в серийных российских спутниках доля иностранной электронной компонентной базы (ЭКБ) колеблется в пределах 25-75%, а в наиболее продвинутых космических аппаратах, таких, например, как "Глонасс-К", доля импортных деталей и вовсе зашкаливает за 90%! При этом большая часть используемой в спутниках элементной базы – производства США или же американской разработки. Но экспорт американских деталей и компонентов для систем военного и двойного назначения регулируется International Traffic in Arms Regulations (ITAR) – системой норм и правил, устанавливаемых властями США в сфере экспорта товаров и услуг военного характера. Так вот, в соответствии с этими правилами ITAR, экспорт в Россию электронной компонентной базы для использования в военных системах и космосе возможен с разрешения Госдепартамента США. Так что ныне поставка любых компонентов для российского космоса запрещена. Как сообщил гендиректор ОАО "Российские космические системы" Андрей Тюлин, только-только началась разработка перспективного спутника системы ГЛОНАСС, который планируют оснастить комплектующими исключительно отечественного производства. Как полагает Тюлин, российской промышленности под силу создать такой аппарат за четыре-пять лет. В свою очередь, генеральный директор холдинга "Росэлектроника" Андрей Зверев заверяет, что к 2019 году 80% электронной компонентной базы полезной нагрузки спутников будет отечественного производства. Однако один из руководителей Института космической политики Иван Моисеев скептически заметил, что "если за 4 года взять и заменить 90% иностранных деталей на спутнике "Глонасс-К" на отечественные, то мы, боюсь, получим спутник не следующего, а предыдущего поколения".

Но главное, без чего вообще невозможно никакое импортозамещение, – это станки, а Россия их не производит – те, которые нужны, самые современные, с ЧПУ. Как уточнил губернатор Челябинской области Борис Дубровский, до 90% всех станков завозятся в Россию из-за рубежа. Наиболее критично это, по мнению специалистов, в первую очередь, для производства боеприпасов. Как с горечью констатирует один из экспертов, Юрий Шабалин, "в настоящее время собственного станкостроения в боеприпасной отрасли промышленности у нас в стране не существует". По данным того же Шабалина, на предприятиях ВПК сейчас работает половина систем ЧПУ импортного производства. И, по его мнению, "по определенному сигналу это ЧПУ можно отключить либо задать ошибочную программу". Так это или нет, но своего станкостроения и своей станкоинструментальной промышленности у России фактически больше нет. Впрочем, как нет и тех, кто мог бы работать на этих станках. Как признал гендиректор "Уралвагонзавода" Олег Сиенко, "нам реально не хватало и не хватает высококвалифицированных рабочих. Прежде всего операторов станков с ЧПУ, без которых невозможно провести глобальное техническое перевооружение". Кстати, он же перечислил некоторые из сфер, где вверенное ему ведущее танкостроительное предприятие страны понесло потери от санкций и отсутствия поставок импортных комплектующих.(с)


https://www.svoboda.org/a/27477140.html


Tags: модернизация
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author