Представитель правой интеллигенции (rigort) wrote,
Представитель правой интеллигенции
rigort

Categories:

Почему русские школьники ни в коем случае не должны учить украинский и татарский

"

— А объясните простому русскому человеку, почему русский язык на Украине должен быть государственным, а татарский язык в Татарстане не должен быть государственным?

— Во-первых, на Украине русский государственным не будет, он будет государственным в Малороссии, входящей в состав России. Украина же любезно выбрала в качестве государственного языка мычание, хрюканье, крики «Слава Украине!» с разной частотой, беспорядочные обрывки польского, а также все те смешные ругательства, которые вы произносите, поскользнувшись пьяным (только вы их потом забываете, а украинцы их прилежно записывают в словари). Выбрала по той же причине, по которой татары так цепляются за татарский язык (отдадим им должное — татарский язык хотя бы настоящий): боязнь ассимиляции в русских. Различия между украинцами и русскими минимальны (одни сумасшедшие, другие — нет, впрочем, малоросское безумие моментально проходит при виде санитаров в военно-полевой форме), различия между русскими и татарами куда более существенны, но без языка (и ислама) также приобретают в основном косметический характер. Ассимиляция же страшна не простым украинцам и татарам — наоборот, русификация раскрывает перед ними потрясающие карьерные перспективы — ассимиляция пугает глав Украиностана и Татарстана, двух искусственных советских национальных республик, обосновывающих отдельными народами смысл существования своих государств. Ведь нельзя же встать и сказать: «Я — глава отдельного государства, которое создано большевиками для их безумных целей, а сейчас существует просто так, потому что забыли распустить. Если мое государство слить с Россией, то всем станет лучше, но я сливаться не хочу, потому что мне нравятся власть и деньги. Мне нравится командовать, руки прочь от Украины-Татарстана!»

Точнее, если так можно было бы сказать, то, может, оно и лучше было бы — после откровенного разговора татарстанцы/украиностанцы наслаждались бы деньгами/властью и не парили бы мозг. Но откровенные разговоры в политике нынче не приняты, поэтому вместо «Мне нравятся деньги и власть» мы слышим запилы про уникальный древний татарско-украинский народ, который должен сохранить свою самобытность, отвергая русификацию путем замены поганых москальских слов на какие-нибудь другие слова, которые не понимают даже местные националисты (но которые четко показывают, что здесь живут нерусские). Само собой, что дело не только в политиках — есть и местная интеллигенция, бездарная и завистливая, которая не может тягаться с общерусской интеллигенцией, и поэтому выкраивает себе отдельную украинскую/татарскую грядочку, на которой будет королями. Есть и духовные лидеры — униаты/мусульмане/УПЦ — также заинтересованные в дерусификации. Есть и бизнес, взращенный как производное нерусских структур власти (самое очевидное — «Татнефть»), который заинтересован в том, чтобы эти структуры оставались, и если ради этого надо говорить на непонятном языке — ну что ж, ради денег любой язык можно выучить. То есть это уже не вопрос сравнительных достоинств русского и татарского языков, а вопрос того, что я вот учительница татарского тетя Наиля, я получаю за часы татарского у русских школьников зарплату, муж мой в «Татнефти» работает, брат — в татароязычном театре, и вот татарский станет необязательным, и куда мы тогда все?

Это как вопрос закрытия угольных шахт в Англии, упершихся в массовую безработицу шахтеров, когда и предприятия убыточные, и останавливать их нельзя. С той лишь разницей, что угольные шахты раньше приносили пользу, а вся инфраструктура торговли национальностью была паразитической с самого начала. В том числе потому, что татарская национальность торгуется не самим татарам, а федеральному центру, с требованиями преференций, намеками на сепаратизм и прочей политизацией этничности. То есть конечный покупатель уроков тети Наили не мальчик Рустем и даже не мальчик Иван, а Владимир Владимирович, давно уже вышедший из школьного возраста, который должен отступать перед чувствами нацменьшинств.

И вот это вот всё сочетание элитных интересов требует перестать учить русский язык (полностью на Украине, в Татарстане пока частично, посредством замены на татарский), заменив его мертвым местным наречием, которое будет обосновывать право на существование Украины/Татарстана, «здесь нерусский дух, здесь дотациями пахнет». Причем важна именно эта направленность «против» (а в Татарстане, как известно, часов русского языка школьники недобирают), сама по себе свободная конкуренция языков для Татарстана и Украины убийственна. Собственно, принудиловка всегда четко показывает, что перед нами искусственный проект, нежизнеспособный без поддержки государства (а с поддержкой государства не то что татарский — язык инков можно заставить выучить, с узелковым письмом на веревочках).

Ни на Украине, ни в Татарстане не надо местных государственных языков, потому что они навязываются русским школьникам. Русские школьники, живущие на земле, на которой столетиями жили их предки, почему-то вынуждены принудительно учить нерусские языки, которые никогда не пригодятся им в жизни, которые отнимают у них время, повышают нагрузку и просто превращают их трофейное население. Ни у Украины (Малороссия, Новороссия, Польша), ни у Татарстана (Казанская и Уфимская губернии) нет никакого права на существование, за исключением кровавого советского наследства и цепкости местной номенклатуры. Это искусственные образования, неизвестные нашим прадедам, и если мы каждому сообществу толкиенистов позволим требовать от школьников знания хоббитского языка, то это черт знает что получится.

Тем более что вслед за поисками своего языка начинают поиски «евроинтеграции» (или, в случае Татарстана, «тюркского мира») с целью обозначить не только культурные, но и политические отличия от России и русских. Украинцы уже обозначили — подушевой ВВП меньше, чем в Ливии (где три, кажется, правительства, включая ИГИЛ) — вступив на путь чудес и приключений. У татар чудес и приключений после Ивана Грозного особо не было, но, видимо, очень хочется (причем в отличие от Украины Татарстан заперт среди русских регионов, то есть даже Стрелкова посылать не придется — достаточно транспортной блокады).

Государственный язык от Камчатки до Карпат должен быть один — русский, как самый развитый и обладающий самым большим числом носителей в регионе. Все остальные языки должны быть в факультативном порядке для желающих, а все попытки навязать нерусскую идентичность русским будут жестко караться, когда многонациональность у нас наконец закончится."
https://sputnikipogrom.com/russia/77913/no-ua-or-tat-only-rus/

Tags: sputnik & pogrom, Просвирнин, татарский сепаратизм
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author