September 14th, 2010

Мечеть в Текстильщиках будет построена на месте, где власти отказали в возможности построить храм

Originally posted by gasloff at Мечеть в Текстильщиках будет построена на месте, где власти отказали в возможности построить храм
Вы уже читали о строительстве мечети в Текстильщиках. Еще не поздно этому помешать!

В 2007 году в Текстильщиках был создан православный приход храма прп. храма Александра Свирского http://www.negalkin.narod.ru

Были собраны 2,5 тысячи подписей жителей района. На почти 100 тысяч жителей нашего района (точнее 87 тысяч 600, согласно статистическим данным на 1.01. 2005 г.) нет ни одного действующего православного Храма.

Приход обращался к руководству города и района как раз о выделении того участка на Волжском бульваре. И был получен официальный ответ АПО ЮВАО, что "этот участок расположен в границах природного комплекса, с прохождением большого количества магистральных коммуникаций и магистральных газопроводов. В связи с чем любой вид строительства по указанному адресу не представляется возможным".

Когда шло обсуждение генплана города Москвы жители района Текстильщики снова просили о выделении земли для строительства православного храма. В заключении по результатам слушаний (например, здесь: http://gpinfo.mka.mos.ru/hearings/app/hearings-gp-app06.pdf) можно насчитать более десятка просьб о месте строительства православного храма. На все эти просьбы последовал ответ: "Совместно с Москомархитектурой прорабатывается вопрос строительства храма по адресу: ул. Грайвороновская, вл. 12-14".

И нет ни одной просьбы местных жителей о строительстве мечети! Но земельный участок под нее уже выделен, как раз там, где всего несколько лет назад отказали в возможности строительства православного храма!

Общественные слушания по делу Вдовина

Вчера был на общественных слушаниях: «Русская история ХХ века - свобода исследования или свобода преследования?». Впечатления самые положительные. Было не скучно.
Отмечу основные тезисы выступавших и тех из них, кто произвел на меня наиболее яркое впечатление.
Нападки на учебное пособие Вдовина объясняются просто. Главная причина в том, он рассматривает историю России в ХХ веке как историю русского народа. Д.и.н. В.Д. Соловей (http://www.regnum.ru/news/1325094.html): "Первый момент заключается в том, имеют ли русские право писать свою историю, не взирая на то, что им в этом праве отказывают. И второй момент заключается в том, что учебник Вдовина и Барсенкова - патриотический. Его написали люди, которые любят свою Родину и свой народ, и не скрывают этого. В этом и состоит их главная вина".
Об этом же сказал и Е.С. Холмогоров.
Много говорилось о принципе свободы научного исследования, который попирается, современным государством при помощи Сванидзе и Ко. (например, Данилин: http://www.regnum.ru/news/polit/1325073.html)
Доктор исторических наук из МПГУ Е. Галкина обратила внимание собравшихся на фактическую ликвидацию в современной РФ принципа автономии университетов. По типовому уставу, который введен в прошлом году, деканы факультетов избираются не факультетским собранием, а всем университетом, т.е. практически полностью зависимы от ректора, который в свою очередь назначается исполнительной властью (в МГУ и СПГУ официально, в остальных ВУЗах по факту).
Ярким было выступление г-на Филиппова. Мрачным, тихим голосом, преисполненным мизантропическими интонациями, он изложил публике примерно те же мысли, что и http://wyradhe.livejournal.com/140350.html. По мнению г-на Филиппова патриот-государственник Вдовин был сломлен тем фактом, что против него выступило то самое государство, которое он защищает. На самом деле это мысли и позиция не столько Вдовина, сколько переживания Филиппова (видимо он питал какие-то иллюзии a la "патриот путин"). Вдовин конечно же в первую очередь русский националист, особенно наглядно это проявилось в его работах первой половины 1990-х (см.http://rigort.livejournal.com/18913.html). Патриотом, как и многие националисты советской эпохи он стал вынужденно, не от хорошей жизни, поскольку это была единственно возможная позиция, которая позволяла сохранять высокий социальный статус преподавателя МГУ. Этот компромисс, безусловно, оправдан: многие студенты истфака, а также читатели его книг радикально изменили свои взгляды на русский вопрос. С одним из таких выпускников я как раз разговорился на мероприятии.
Поддержал мизантропическую ноту Филиппова Владимир Симиндей, который указал на то, что Сванидзе назначен лично Медведевым, т.к. написал про ДАМа книгу, и все апелляции к власти вряд ли помогут, но "Делай, что должно и будь что будет!" На самом деле понятно, что все обращения и открытые письма пишутся совсем не в ожидании милости от "доброго царя", а как информационный повод, элемент информкампании. Но, видимо, у людей "накипело"...
Константин Крылов в своем выступлении призвал всех гуманитариев в случае нападок "еврейских правозащитников" и "чеченских адвокатов" обращаться в Русское Общественное Движение, которое обеспечит им юридическую и информационную поддержку.
Запомнилось также выступление Бориса Борисова. Он обратил внимание присутствующих на проблему "туземного правосудия", т.е. юрисдикции судов национальных образований в составе РФ. По его мнению в рамках существующего законодательства есть возможность ограничить их юрисдикцию в отношении ряда идеологических статей УК (282, например). Необходимо подготовить соответствующие предложения в Госдуму, использовать для этого начавшуюся выборную кампанию ЛДПР.

На сайте "Русский обозреватель" скоро будет выложена стенограмма всех выступлений, так что мой сумбурный конспект можно будет скорректировать по ней.

Видеозапись http://rigort.livejournal.com/28653.html

P.S. Замечание в адрес Егора Холмогорова, который вел мероприятие. Неплохо было бы называть ученые степени выступающих (это надо обязательно отметить в стенограмме). Так, Сергей Сергеев кандидат исторических наук, также как и Александр Елисеев (который специалист не по советской истории, а защитился по соц-эконом. воззрениям черносотенцев). Елена Галкина и Валерий Соловей - доктора исторических наук. Наверное есть степени у Межуева и Ашкерова и др.

Александр Никонов. О «деле историков» А.С. Барсенкова – А.И. Вдовина

Обращаюсь к тем, кому «не нравится» данное пособие. Не надо ругани, господа (не указавший своего имени «историк из РАН», как он сам представился, «лицо нерусской национальности» приводит следующие аргументы: «позор», «истерики», «дурно пахнущий учебник», «грязные подсчеты» и даже еще похлеще, даже неудобно пересказывать; он назвал уважаемого историка «нерукопожатым»; а как же назвать самого этого господина, который оскорбляет других из-за угла, анонимно, бросается обвинениями, не раскрывая своего имени?).

Не нравится книга? Ну что же, пишите, господа, свои. Не излагайте свои мнения по поводу тех или иных отдельных страниц российской истории в маргинальных телепередачах или в желтой прессе, а напишите свои книги по истории. Серьезные, содержащие определенную концепцию. С цифрами, с фактами, теми, которые найдете и которые сочтете нужным обнародовать. А мы рассмотрим и оценим. Тоже имеем право. Подчеркну: в рамках научной дискуссии.

Ясно одно: данная «дискуссия» войдет во все учебники историографии России как проявление новых черт современного научного этапа.

Автор - доктор исторических наук, сотрудник кафедры истории Института переподготовки и повышения квалификации МГУ имени М.В. Ломоносова.


http://www.apn.ru/publications/article23159.htm

Карпов С., декан ист. ф-та МГУ. По поводу общественного обсуждения учебного пособия А.С.Барсенкова и

http://www.hist.msu.ru/Science/DISKUS/2010/art110910.htm
С.П. Карпов
Декан исторического факультета МГУ, профессор

По поводу общественного обсуждения учебного пособия А.С.Барсенкова и А.И.Вдовина «История России 1917–2009» (М.: "Аспект Пресс", 2010)

Обсуждение учебного пособия, пусть и содержащего ряд ошибочных положений и выводов, превращается в политическую кампанию, затрагивающую университетские свободы, честь и достоинство университетской корпорации. Постепенно, вольно или невольно, она становится частью кампании против Московского университета.

Наше прошлое, со всеми его страницами, с летописью побед и поражений, принадлежит всем нам. Над ним нет судей, способных вынести не подлежащий обжалованию приговор. Есть искатели истины. И все мы из их числа. Анализ трудов коллег, спокойный и рассудительный, – дело научного сообщества. Он не так прост. Выдергиванием цитат и отдельных пассажей из текста, выявлением негодных постулатов тут не обойтись. Квалификация оценивается инструментарием исследователя, культурой источниковедения.

Перед нами много вопросов научных, этических, гражданственных. Некоторые из них уже обсуждались нашими мудрыми предшественниками. О них чуть ниже.

Вопрос первый: А есть ли предмет для ТАКОГО обсуждения?

В университетах, в отличие от средней школы, не учебник, и тем более не учебное пособие, лежат в основе преподавания. Главным является изучение источников, затем – научной литературы, монографий и статей. Учебное пособие – материал вспомогательный и не всегда апробированный. Вот что говорится о нем в разъяснении Минобразования России в связи с запросами по поводу определения терминов "учебник" и "учебное пособие": "Учебное пособие рассматривается как дополнение к учебнику. Учебное пособие может охватывать не всю дисциплину, а лишь часть (несколько разделов) примерной программы. В отличие от учебника, пособие может включать не только апробированные, общепризнанные знания и положения, но и разные мнения по той или иной проблеме" (заместитель министра Л.С.Гребнев1).

Итак, учебное пособие – не учебник. Не норматив, а вспомогательный материал к изучению, носящий авторский, индивидуальный характер. Оценивая его место в образовательном пространстве Истфака МГУ следует учесть, что его тираж (2000 экземпляров третьего издания) не сопоставим с тиражом (да и значением) других используемых учебников и пособий. К примеру:

* Учебник «История России» Т.А.Сивохиной (М.: "Проспект", четыре издания в 1997–2010 гг. Тираж более 500 тыс. за 12 лет).
* Учебное пособие «История России ХХ – начала ХХI в.» Ю.Я.Терещенко (три издания: Ростов-на-Дону: "Феникс", М.: "Эксмо", 2004). Общий тираж 15 тыс.).
* Учебник «История России ХХ–ХХI вв.» А.А.Левандовского, С.А.Мироненко, Ю.А.Щетинова (М.: "Просвещение", четыре издания в 2007–2010 гг. – более 2 млн. экз.).

Кроме этого, кафедрой Отечественной истории ХХ в. студентам рекомендуется еще полдюжины учебников, написанных не профессорами МГУ.

Вопрос второй: Каковой должна быть реакция на критикуемые построения?

Знаменитый писатель и просветитель, Попечитель Московского учебного округа и Московского университета М.Н.Муравьев в своем проекте Устава Императорского Московского университета (1803 год) подчеркивал: "Мнения в науках не должны служить поводом гонений, и если какой Профессор обвиняем был паче чаяния вредным и противным мнением, то одно общее Собрание [университета – С.К.] имеет право произнести о вредности или безвредности оного и Профессор должен согласиться с положением Собрания или оставить место без малейшего оскорбления прав его как частного человека"2. Неужели сейчас мы, потомки и наследники созидателей Московского университета, отойдем от этих правил? Светлый ум Михаила Никитича Муравьева диктует нам единственно правильную модель поведения.

Не административные меры, не увольнение или запреты, а научное одобрение или отвержение, критичное отношение к себе самого автора и его коллег – путь выхода из тупика противоположных суждений поляризованного общества.

Талантливый историк, философ и правовед К.Д.Кавелин предостерегал: "По нашему глубокому убеждению, нет ложного учения, которое было бы вредно для учащейся молодежи, если оно изложено со всеми доводами в пользу и против, и только в строго научной, теоретической форме. Выделение ошибочных мнений и ложных учений из высшего преподавания только ослабило бы доверие к последнему и придало бы первым особенную привлекательность и силу, которые исчезают при свете научной критики. Итак, все дело, как мы и старались показать, состоит в том, чтобы укоренилась глубоко в сознании необходимость строгого разграничения теории от практики; а это не может быть достигнуто внешними мерами, всего менее ограничением свободы преподавания"3.

Для оценки содержания учебного пособия уже создана экспертная комиссия специалистов. Она состоит из неангажированных и разных по взглядам людей из мира науки, представляющих разные институции – МГУ, РАН, РГГУ и т.д. Она составлена по принципу приглашения специалистов по каждому из обсуждаемых в учебном пособии направлений.

Принципиально важно, кроме того, возродить тот жанр научной критики, который всегда присутствовал в академических и научно-популярных журналах и который ныне угасает. Он один из барьеров на пути недобросовестности.

Вопрос третий: Наука, образование и университетские свободы.

В пылу общественных обсуждений не стоит забывать вековых традиций, обретенных борьбой (а иногда и кровью) борцов за университетские свободы. Давайте вспомним слова величайшего врача и педагога Н.И.Пирогова: "Основные права университетской корпорации – в свободе мысли и слова… Правом на свободу мысли и слова… университетская коллегия всегда, везде и при самом стесненном положении общества пользуется в больших размерах"5.

Академик В.И.Вернадский писал: "В университетах создалась традиция, на их строе отразилась мысль и воля поколений научно и свободно мыслящих людей. Ни эта традиция, ни эти основы университетского строя – его идеалы – не могут быть уничтожены без уничтожения самого русского университета. Но только враги России или бессознательные их поборники могут стремиться к этому несчастью"6.

Опасно, если жертвой "охоты на ведьм" станет свобода университетского преподавания и рекомендации "как лечить" будут давать знахари, а не врачи.

Вопрос четвертый: Подход к проблеме национальных отношений и пределы допустимого.

В нем есть и исторический, и морально-этический аспекты. Живя в многонациональном государстве, нам необходимы особый такт и внимание к словам и фактам, характеризующим национальные отношения. У каждого народа, большого и малого, есть своя гордость и свое достоинство, свое чувство чести. Оскорблять их опасно и неразумно. Преступными бывают люди и организации, а не народы. И если есть факты (реальные и проверяемые, а не мифологические) о негативных сторонах межнациональных отношений, то они должны корректно объясняться в общеисторическом контексте.

Опять об этике. Еще в средневековых университетах студенты приносили клятву верности своему факультету, которую никто не отменял. "Если же они принимали участие в каких-то акциях, не угодных университету, их могли объявить клятвопреступниками". Мы гордимся нашими выпускниками. Подавляющим большинством. Увы, не всеми. Впрочем, вспомним Окуджаву: "Поднявший меч на наш союз…"

Открыт ящик Пандоры. А стоило ли?..

1 http://www.pravoteka.ru/pst/907/453478.html.

2 Андреев А.Ю. Московский университет в общественной и культурной жизни России начала XIX века. М., 2010. С.275.

3 Кавелин К.Д. Собрание сочинений. СПб., 1899. Т.3. С.250.

4 Пирогов Н.И. Университетский вопрос // Избранные педагогические сочинения. М., 1952. С.398-399.

5 Вернадский В.И. Об основаниях университетской реформы. М., 1901 (брошюра). С.2.

6 Уваров П.Ю. Университет // Словарь средневековой культуры под общей ред. А.Я.Гуревича. М., 2003. С.548.

Обращение участников общественных слушаний по учебному пособию Вдовина - Барсенкова

Обращение участников общественных слушаний по учебнику Вдовина - Барсенкова

Обращение участников общественных слушаний по учебнику Вдовина - Барсенкова

Руководителю Администрации Президента Российской Федерации,
председателю Комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России
Нарышкину Сергею Евгеньевичу

Генеральному прокурору Российской Федерации
Чайке Юрию Яковлевичу

Автор: Русский обозреватель

Дальше