October 28th, 2010

Начался новый цикл лекций Е.А. Авдеенко

Сегодня я побывал на первой лекции Е.А. Авдеенко. На этот раз темой лекционного цикла будет "Трагическое в поэзии". Предполагается 20 бесед, где с помощью библейских категорий будет рассматриваться трагическое в творчестве Достоевского, Эсхила, Гомера, Софокла и Пушкина. Сегодня речь шла о романе Достоевского "Преступление и наказание". Пара тезисов навскидку: "Почему Раскольников сознался в убийстве, хотя совесть его спокойна? Преступление Каина и преступления Раскольникова: общее и различное". Собственно метод Авдеенко - попытка анализа истории, культуры,современности посредством категорий библейской истории.
Чтобы составить себе представление, послушайте толкование и комментарии Авдеенко на книгу Бытия. Впечатляет.
По моему, без знакомства с подобными работами невозможно составить адекватного представлении о Православии и современной  русской Церкви.
Следующая лекция во вторник в 20.00. Помещение ресторана "Кино" в цоколе спорткомплекса "Олимпийский".

Новая статья Севастьянова "Русское подполье. Год спустя"

Но откуда и зачем в России всяческие цветные беженцы, иммигранты, «студенты» и прочее тому подобное благословение небес из стран Черной Африки? Их ведь явно присылают специально, завозят централизованно. Кто их сюда направляет? Зачем нужно все это нам, русским? Таких вопросов никто не задает. Еще в 1998 году мне удалось побывать на сессии непростой организации: Независимого научно-консультативного Совета стран СНГ и Балтии по миграции. В специальном «Положении» разъяснялось, что его «деятельность по достижению специфических целей» (каких не указано) предусматривает «научную экспертизу миграционного законодательства и государственных миграционных программ по отдельным странам с точки зрения их соответствия правам человека и конституционным гарантиям». Кто стоял за этой респектабельной вывеской? В состав Научно-консультативного Совета входили ученые и общественные деятели 15 бывших советских республик. Это нормально. Но вот что касается Международного наблюдательного совета, то в нем было семь человек только иностранцев, причем пятеро — из США. Характерны имена: А. Блюм, Х. Злотник, Д. Азраэл, Б. Рубл и пр. Председатель А. Хелтон представлял небезызвестный соросовский Институт «Открытое общество»...
Подобные люди и сегодня держат процесс под контролем и предписывают России, как ей строить свое миграционное законодательство, сопрягают ее миграционную политику с интересами мирового сообщества.
Помимо вышеназванного Совета, за соблюдением прав мигрантов, особенно цветных, в России специально надзирает Региональное представительство Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев. А также специализированная общественная организация «Этилибр солидарность». Недавно в Москве появилась еще одна контора, занимающаяся систематическим сбором информации о расистских проявлениях в отношении темнокожих — Moscow Protestant Chaplaincy. И т.д. Подобные организации множатся, одни сменяются другими, работа идет непрерывно и только в одном направлении: заселить Россию мигрантами, побольше и побыстрее, желательно цветными, чтобы их присутствие непрерывно фрустрировало хозяев страны, напоминая о том, что они тут больше не хозяева. Не находя законного исхода, фрустрация либо прорвется эксцессами, вызвав встречную волну репрессий, в т.ч. международных санкций, либо просто войдет в привычку, невротизировав массы.
Опорные фигуры в России для мигрантодателей с Запада — российские инородцы. Разве можно считать случайным тот факт, к примеру, что разработчиками «Концепции государственной политики России в отношении миграции» оказались Эмиль Абрамович Паин и Владимир Изевич Мукомель? Представляя ее на одном из форумов Федеральной миграционной службы, Мукомель признался, не без лукавства, что разработчики принципиально избегали «каких-либо приоритетов». Мне пришлось возразить с трибуны, что без приоритетов любая концепция теряет смысл, ибо приоритеты бывают взаимоисключающими. К примеру, имели ли право албанцы селиться в Косово? С точки зрения Декларации прав человека — безусловно «да». С точки зрения Югославии как государства и сербов как государствообразующего народа — безусловно «нет»: мы видим, чем кончилось это заселение... И т.д. Разве разработчики этого не понимали?
Или взять популярного демографа той же национальности, Анатолия Григорьевича Вишневского, многие годы изо всех сил убеждающего всех, что наше единственное спасение от демографической катастрофы — это миграционный завоз... Не стоит думать, что он на самом деле не знает, что такое лекарство куда страшнее болезни.
А недавно Евгений Гонтмахер и Жанна Зайончковская с присными, давние пропагандисты завоза в Россию иммигрантов, представили президенту РФ доклад «Россия: миграционные вызовы XXI века», в котором с яростной настойчивостью предлагает множество способов ассимиляции русских и «прироста численности населения за счет иммиграции в объемах не меньших, чем его естественная убыль». Ничего более русофобского давно не читал.
Не сами по себе появлются на московских, питерских, воронежских (и всех прочих) улицах в статистическом количестве милейшие чернокожие «студенты» с ухватками блатной публики. Их направляют к нам премудрые люди с авторучками, уверенные в том, что за свою нужную, важную и благородную работу они получат не пулю в затылок, не нож в брюхо или хотя бы кулак в глаз, а деньги и власть.
С другой стороны, подобных агентов и не так уж много, при желании их всех до единого можно было бы выявить и назвать поименно. Включая высокопоставленных чиновников Федеральной миграционной службы. На моей памяти еще не было случая, чтобы кто-то, гласно или негласно, предъявил этим, многое решающим, господам нечто вроде ультиматума. Чтобы кто-то сделал им предложение, от которого они не смогли бы отказаться. Чтобы кто-то заставил их усомниться в своей безнаказанности.

ЗАГНАННЫЕ В УГОЛ

Тема молодежного экстремизма касается, как ни странно, не только скинхедов и проявляется не только в партизанских действиях. В 2009 году сотрудники ВЦИОМ В. Чупров, Ю. Зубок опубликовали исследование на эту тему, сравнив ситуацию в 2002 и 2007 году[37].

Их вывод одновременно неожиданен и ожидаем: «Экстремальность наблюдается во всех сферах жизнедеятельности молодежи. В высокой степени она выражается как в форме нигилизма, так и радикализма, высшим проявлением которого служит фанатизм. Нигилизм в большей мере присутствует в образовании, в труде, в политической жизни. Радикальные настроения молодежи отмечены в досуге, в бизнесе. Период с 2002 г. по настоящее время отмечен значительным ростом экстремальных настроений практически во всех сферах жизнедеятельности молодых людей, что указывает на неблагополучное социальное положение молодежи».

Неблагополучие «брошенных котят»? Да, конечно; знаем, видим каждый день. Но вот ведь что интересно. Это неблагополучие связано вовсе не только с пауперизацией (обнищанием) масс, но с общим чувством духоты и безнадеги, несправедливости жизни, обреченности на ложный, тупиковый путь, ярко характеризующим путинскую эпоху. И вот уже — «за эти годы доля экстремально настроенных молодых бизнесменов выросла в 1,3 раза». Уж этим-то, чего, казалось бы, не хватает? Не с жиру ли бесятся?

Ответ простой: им не хватает воздуха.

Знакомо? Не это ли сознание «лишних людей», не это ли «отсутствие воздуха» в былое время гнало русскую молодежь к кутежам у «Яра» и на дуэль, побуждало играть в рулетку (в том числе, «русскую»), проситься под пули на Кавказ, а то — брать в руки наган или бомбу и идти на «экс» и «в революцию»?

На языке науки это формулируется так: «По сравнению с 2002 г. доля молодежи, ориентированной на риск, выросла с 17,4% до 23,5%... Установка на изменение и риск рассматривались в качестве экстремального проявления в выборе жизненных стратегий. Каждый пятый (23,5%) респондент[38] выбрал такую экстремальную стратегическую модель социальной активности радикальной направленности (фанатизма)».

Правительство, лишая высокой цели, перспектив и нормальной, осмысленной и человечной жизни молодежь (кроме особо прикормленой) и их родных, что колет глаз, быть может, даже сильнее, само «железной рукой» загоняет ее в экстрим...

Исследователи дают нам обобщенный портрет склонных к экстремизму юношей и девушек (их число, между прочим, скоро сравняется): «За период после 2002 г. социальная база экстремальности в данной сфере изменилась следующим образом: по полу — увеличилась доля девушек; по возрасту — существенно увеличилась доля младших юношеских возрастных групп (18-21 год); по типу предприятия — существенно повысилась доля работающих на предприятиях с колхозно-госхозной формой собственности; по типу поселения — заметно увеличилась доля проживающих в мегаполисах... снизилась доля проживающих в крупных и средних городах, повысилась их доля в малых городах и в сельской местности».

Итак: экстремизм сегодня — это уже не спорадические вспышки негодования и ненависти, а, скорее, ровный общий агрессивный настрой, неотвратимо нарастающий изнутри жар, который только ждет удобного случая прорваться. Он касается разных форм жизни и ищет выход по самым непредсказуемым поводам. Его объектом может стать и равнодушный, корыстолюбивый чиновник-служащий, кой служит только своему карману; и неправедно разбогатевший нувориш; и беспредельничающий мент-садист; и обнаглевший инородец, забывший, что Россия — русский дом, в котором есть природный хозяин (именно в такой последовательности ныне распределены объекты потенциальной ненависти).

Если разбирать именно последний вариант (а он нас интересует, понятное дело, больше остальных), то и тут есть над чем задуматься.

В последние годы, под давлением русофобствующего лобби, правительство предпринимает массированные атаки на неокрепшее сознание юношества, проповедуя толерантность, политкорректность и прочие прелести (в том смысле слова, каким пользовался Аввакум). Однако жизнь учит получше любых учителей, талдычащих неубедительную чушь в школах на обязательных теперь уроках толерантности. Но люди-то, даже совсем молоденькие, все же не слепые и не такие уж глупые. Они уже вынесли из окружающей реальности твердое представление, что «отрицательные черты, пороки человека связаны с его национальной принадлежностью. Такое убеждение выразили 40,2% молодежи». Причем «сравнительный анализ указывает на рост степени распространенности национальной нетерпимости среди молодежи. В 2002 г. по данному показателю она составляла 36,9%». Не стоим на месте, несмотря на противодействие всей государственной махины...

От теории до практики путь недолог. «В разной степени разделяют взгляды радикальных русских националистов, выступающих против роста численности в России мигрантов, лиц нерусской национальности 21% молодежи... Крайняя степень радикализма проявилась в симпатиях к радикальным националистам и фашистам. Терпимо относятся к ним 19,8% респондентов».

Алексей Абанин (ДПНИ). Зачем идти на "Русский Марш?"

Вот уже третий год я принимаю активное участие в подготовке «Русского Марша». В основном по части агитации. Соответственно огромную часть времени я провожу в интернете - отвечаю на разные вопросы, даю советы, рассеиваю заблуждения и т.д. И из года в год перед «Русским Маршем» мне приходится слышать один и тот же тупой вопрос: «А зачем вообще ходить на Русский Марш»? Причем, что удивительно, довольно часто слышать его приходится от правых. Вообще, по правде говоря, задают этот вопрос не только перед «Русским Маршем», а практически перед каждым массовым мероприятием, но именно в преддверии 4-ого ноября слышать его приходится наиболее часто. Иногда та же мысль доводится не через вопрос, а через утверждение: «не нужно ходить на Русский Марш!». Перечень приводимых  в пользу этой мысли аргументов (если их вообще можно так назвать), поражает своей  глупостью и бессмысленностью. Вот наиболее часто встречаемые:

1)  «Вместо того, чтобы маршировать впустую, лучше заниматься спортом и рожать детей!»

2)  «Вместо того, чтобы маршировать впустую, лучше пойти сдать кровь или сделать какое-нибудь еще доброе дело»…

3)  «Вместо того, чтобы маршировать впустую, лучше заняться настоящей борьбой»…

4) «На Русский Марш ходить не нужно, потому что спецслужбы обязательно спалят там твои щщи и занесут тебя в какую-нибудь страшную базу, после чего не будет тебе житья и покоя»…

5)   «На Русский Марш не нужно ходить потому, что все это пустой пиар и все равно от него ничего не изменится»...

Список можно было бы продолжить и дальше, но не нахожу в том смысла…

После ежегодного прочтения этого бреда у меня сложилось впечатление, что определенная часть сторонников правого движа считает 4 ноября единственным днем в году, в который можно зачать ребенка, сдать кровь, пойти «поакционировать» и т.д., а так же, что именно их щщи представляют для сотрудников правоохранительных органов наибольшую ценность и что никто из этих ребят никогда слыхом ни слыхивал о всевозможнейших способах сокрытия своего ненаглядного профиля от бдительного ока расеянских силовых структур…

Это было небольшое лирическое отступление, так сказать, накипело... Теперь по сабжу и по возможности кратко и ясно.
 

Зачем ходить на «Русский Марш» (и вообще на массовые общественно-политические мероприятия)?

Массовые общественно-политические мероприятия являются важной и неотъемлемой составляющей политической борьбы в любой развитой стране Мира. Для нас, русских националистов, общественные мероприятия - это единственная возможность единовременного массового изъявления своей политической воли и гражданской позиции. Слово, сказанное одним - потонет в море разрозненных голосов. Слово, сказанное сотней - взволнует это море и эхом разобьется о непреступные скалы слабости и равнодушия, что окружают его. Слово, сказанное тысячами - превратит это море в могучий поток, способный разрушить любую преграду на своем пути.

Массовые мероприятия позволяют нам громко заявлять о себе, как о реальной политической силе, существующей не смотря ни на какие запреты и противодействия. Поверьте, друзья - ничто так не воодушевляет соратников, не убеждает потенциальных сторонников и не пугает противников, как реальная, сплоченная и организованная масса людей, объединенных общей идеологией и целью. И глубоко заблуждаются те, которые полагают, будто бы сидящим «наверху» нет никакого дела до «всяких там пустых митингов». Там сидят отнюдь не глупые люди, многим из которых не чужда  способность к анализу и прогнозированию. И именно наши постоянные выступления на общественно-политическом поле, дают им возможность понять, что за русскими националистами стоит действительно значимая часть простого народа, готовая отстаивать свои убеждения не только за экранами мониторов, но и на улицах родных городов.

Массовые мероприятия имеют огромное значение для пропаганды правых идей среди общественности. Митинг или шествие - это своего рода живой рекламный щит, рекламирующий (в хорошем смысле) те идеи, которые декламируются посредством лозунгов, выступлений ораторов, а так же всей сопутствующей атрибутики (раздаваемых листовок, баннеров, плакатов и т.д.). Качественно проведенная акция создает информационный повод для обсуждения деятельности националистов в прессе и обществе, способствует актуализации поднимаемых нами проблем и вопросов на высоком политическом уровне. Именно по этому столь важно на акциях не использовать нацистскую атрибутику (подсознательно вызывающую негативные ассоциации у подавляющего большинства соотечественников, которые и являются главным объектом нашей пропаганды, и следовательно, сводящую весь положительный агитационный эффект на нет), не горланить бессмысленные глупые кричалки (никому не понятные и не несущие никакой информационной нагрузки), в общем, не делать ничего такого, что могло бы дискредитировать правое движение в глазах общественности и СМИ или представить его в нелепом маргинальном виде. Русский национализм должен иметь не только сильные кулаки и меткие глаза, но и приличное человеческое лицо, которое не стыдно показать всему народу, а не какой-то его отдельной части.

Массовые мероприятия позволяют организаторам и участникам  постоянно проверять общий мобилизационный потенциал правого движения и оттачивать организационные навыки, которые рано или поздно, непременно потребуются для чего-то по-настоящему серьезного и значительного. Когда наступит «час Х»  и судьба страны на несколько дней окажется  в руках народа - победить смогут только те общественные движения, которые смогут грамотно и быстро организовать своих  сторонников и превратить ее  из простой бурлящей человеческой массы в грозное орудие политической борьбы. Без опыта организационной и мобилизационной деятельности сделать это будет очень трудно или вовсе не возможно.  То же самое касается и рядовых сторонников правого движения. Не имея опыта участия в массовых мероприятиях (как легальных, так и «запрещенных») - человеку будет гораздо сложнее проявить себя в решающий час  - не дрогнуть перед милицейским кордоном, взять на себя роль стихийного лидера, грамотно скоординировать действия товарищей в экстренной ситуации и т.д. По этому, друзья и братья, не доверяйте тем людям, которые кричат о том, что не хотят участвовать в бессмысленных маршах-от-которых-ничего-не-меняется, но непременно выйдут на баррикады, как только начнется что-нибудь «серьезное». Когда начнется что-нибудь по настоящему серьезное - эти люди сольются первыми, и придумают еще не один десяток нелепых отмазок (в первую очередь для самих себя), которые позволят им в этот самый долгожданный решающий час не отрывать свои драгоценные жопы от мягких диванов.

Ну и наконец, массовые мероприятия дают всем соратникам правого движения возможность почувствовать себя частью единого целого. Ничто на свете не позволяет получить такие сильные эмоции, как ощущение себя важной и неотъемлемой частью огромного живого организма, состоящего из тысяч твоих братьев по убеждениям. Это непередаваемое чувство дает колоссальный прилив жизненных сил, заряжает позитивной созидательной энергией на много дней вперед, укрепляет боевой дух и веру в Русскую Победу!

Итак, резюмируя кратко - зачем нужно ходить на «Русский Марш»?

1) Чтобы публично заявить о своей гражданской позиции.

2) Показать друзьям, потенциальным сторонникам и врагам, что ты реален, а не виртуален, что на тебя можно положиться, что на тебя можно (и нужно) равняться и что с тобой придется считаться.

3) Чтобы нести свою идеологию в массы и способствовать ее популяризации среди простого народа.

4) Чтобы тренироваться - оттачивать навыки и качества, которые будут наиболее востребованы в решающий час.

5) Чтобы получать удовольствие.

Вот зачем.

 До встречи на Русском Марше, друзья и братья!

 
Алексей Абанин, соратник ДПНИ.

Другой взгляд на историю с Боголюбским монастырем


Скандал по поводу жестокого обращения с детьми в стенах Свято-Боголюбского монастыря.

Программа проводит собственное расследование, чтобы выяснить, что на самом деле происходило и происходит за стенами монастыря. Выяснилось следующее. Сбежавшие из приюта при Свято-Боголюбовском монастыре девочки много говорили об истязаниях. Мол, воспитанников заставляют стоять за проступки коленями на гвоздях; одну девочку наказала монахиня и велела ей съесть стакан соли; другую, якобы воришку, наказали ещё страшнее — сожгли до кости руку и пр. К сожалению, эти обвинения не находят должного подтверждения. Мало того, похоже, скандал затеял (под видом защиты измученных детей) отец Виталий Рысев, директор Суздальской православной школы-пансиона. И сделал он это исключительно и с одной только целью – над ним сгустились тучи (он и на предыдущем месте работы долго не задержался; он пьяница, против него проводилась прокурорская проверка и чуть не возбудили уголовное дело по факту изнасилования, дурная слава директора тенью легла на пансион, к тому же у пансиона до сих пор нет лицензии на образовательную деятельность, учителя слабые, вот в нем и не хотят учиться), и нужно было во что бы то ни стало перевести ситуацию в другое русло. Заставить говорить о чужих проблемах, чтобы на этом фоне забыли про него самого.