November 25th, 2010

Иностранные инвесторы – образец рыночных технологий

Приобретя примерно 30% акций «Ленты», иностранный инвестор TPG быстро сориентировался в российских рыночных обстоятельствах и понял: в этой стране миноритарий легко может стать фактическим мажоритарием, не тратя денег на дополнительную скупку акций. Достаточно купить нескольких чиновников среднего и низшего звена, которые правильно изготовят нужные бумаги.

В рамках этой рыночной стратегии фонд TPG сделал некий протокол совета директоров «Ленты», который подписали только директора, представляющие TPG. Остальные акционеры и члены совета о протоколе не знали ничего. Однако для неких чиновников в Санкт-Петербурге (где расположен главный офис «Ленты») этой филькиной грамоты оказалось достаточно, чтобы внести изменения в ЕГРЮЛ (да, согласен, аббревиатура некрасивая, а означает она «Единый государственный реестр юридических лиц») и таким образом сделать генеральным директором «Ленты» представителя Texas Pacific, нидерландского гражданина Яна Дюннинга. После чего, по старой доброй российской традиции, отдельные типичные представители питерской милиции силой занесли г-на Дюннинга в гендиректорский кабинет. В качестве оправдания таких действий TPG использовался мрачный слух, что, дескать, лично премьер-министр В. В. Путин звонил в администрацию Санкт-Петербурга с просьбой-призывом допустить солидного иностранного инвестора к управлению нашим розничным предприятиям.

Исходя из текущих рыночных расценок на услуги чиновников, заносящих левые данные в ЕГРЮЛ, и сотрудников органов внутренних дел, обеспечивающих силовую замену гендиректоров, TPG, по моим оценкам, потратила на операцию по установлению фактического контроля над «Лентой» от $0,7 млн до $1,2 млн. Для сравнения: покупка акций (порядка 20%) «Ленты», не достающих до контрольного пакета, обошлась бы инвестфонду по меньшей мере в $200 млн (исходя из текущей рыночной оценки стоимости ритейлера на уровне $550–600 млн плюс премия за контроль). Вот что такое иностранная инвестиционная технология.