September 12th, 2011

Разбор "Доктрины-77" Охлобыстина от Павла Святенкова

Иван Грозный и восточные инородцы: так начиналась империя...

Оригинал взят у sm_sergeev в Иван Грозный и восточные инородцы: так начиналась империя...
http://www.velikoross.ru/article/show/?id=90:

"Англичане, посетившие Москву в 1557 г. и присутствовавшие на царском пире, отметили, что в царской палате за третьим столом сидели черкесские князья. Если учитывать, что за первым столом сидел сам царь с детьми и с казанскими царями, за вторым митрополит московский со своей свитой, то третье место являлось весьма и весьма почетным. В других залах, как записали англичане, на пиру присутствовало две тысячи (!) татар, назначенных служить в Ливонской войне. Судя по тому почету, с которым их принимали в Москве, они начали занимать прочное место при дворе, оттесняя русскую аристократию.

Распределение высших командных должностей в русском войске в начавшейся на исходе 1557 г. Ливонской войне однозначно указывает на то, что татары и кавказцы основательно потеснили русских бояр и князей: «В большом полку Шиг-Алей, да бояре князь Михаил Васильевич Глинской да Данило Романович, да черкасские князи Сибок с братьею; а в передовом царевич Тахтамыш, да бояре Иван Васильевич Шереметев Большой, да Алексей Данилович Басманов, Черкесские князи Иван Маашик с братьею, да Данило Адашев, а с ним казанские люди и с Свияги, и из Чебоксар, и черемиса, и новокрещеные; а в правой руке царевич Кайбула… и Городецкие люди, сеит и князи и мурзы».

Подобное распределение должностей прослеживается по летописям долгие годы. Вот запись за 1563 год: «А шел государь с Лук к Полотцку по полкам. Со царем же и великим князем в полку царь Александр Сафа-Киреевич… Да в большом полку князь Семен княже Дмитриев сын Палецсково, а с ним сеит и князи и мурзы и казаки Городецкие и царев Шигалеев двор и Темниковские князи и мурзы и казаки. В правой руке царь Семион Касаевич Казанский… да в правой же руке у царя и у воевод князь Василек Черкасский и с черкасскими людьми… да в правой же руке служилые татарове… В передовом полку царевич Тахтамыш да царевич Бекбулат, да царевы и великого князя бояре и воеводы… Да в передовом же полку нагайские мурзы Тахтар-мурза, Темир-мурза, Булат-мурза, Бебезян-мурза Уразлыевы дети, и иные многие мурзы и казаки нагайские и крымские… В левой руке царевич Кайбула да царевы и великого князя бояре и воеводы… Да в левой же руке князи и мурзы и казаки Кадомские. В сторожевом полку царевич Иоак… Да в яртоуле же нагайские татарове, которые пришли ко царю и великому князю от Исмаила князя в посольство, Бекчюра с товарищи да астраханские князи и мурзы и казаки»".

"Знакомясь со списками казненных, отравленных, ослепленных, постриженных в монахи аристократов, нельзя не отметить одну примечательную деталь – репрессиям подвергались исключительно русские люди. Ни одного (!) нововыехавшего инородца не коснулись бедствия. Даже наоборот, когда страну захлестнуло насилие и полилась потоками кровь россиян, только они уверенно двигались к почету, славе, власти. Незадолго до своей смерти, мучимый раскаянием и страхом перед небесной карой, Грозный разослал по монастырям синодик (список) казненных и замученных по его распоряжению людей для поминовения и христианского отпевания.

В наиболее полных списках синодика перечислено около 6000 человек, погибших в годы разгула опричнины. Среди них я насчитал всего пять (!) человек, имевших тюркские имена. Притом это были настолько незначительные люди, что о них не сохранилось никаких сведений в русских документах. Не было казнено ни одного татарского царя, ни одного татарского царевича, ни одного князя и ни одного мурзы! То же самое и в отношении родовитых ногаев и черкесов".

"Приведу небольшой список помещиков, которые были помещены в Бежецкой и Вотской пятинах после «обыска» 1564 года. Поместья этим людям розданы были в 1565-1566 гг., т. е. в те годы, когда опричнина была уже утверждена и шло интенсивное изгнание русского дворянства со своих земель: Зенеяк Алишев, Байбулат Мамышев, Дмитрий Улдесов, Кн. Петр Коурзянов, Леонтий Теребердеев, Ишей Сююндюков, Михаил Сююндюков, Текей Девешов, Бидалей-мирза Багишев, Шавкал Беречанов, Куземка, Курмансеит Тенсеитов, Тегеша, Баубек Девлет-Килдеев, Кутлуян Асанов, Кайбула Борчин, Сатыим Теребердеев, Досай Абызов, Утсмнш Келдешов, Мусикей Мурзин, Еболак Богатырь, Девлет-Килдей Богатырь, Черияр, Еилган Кошалыев, Алиша Алдияров, Федор Розгельдиев, Досай Ликичиев, Кунделей Мамаев, Иван Саламыков, Квашня Саламыков, Тугучюр-мурза Азямсин, Шабулат-мурза Тобулатов, Асанчюра Кулушев, Белек-Абыз Козембердеев, Татык Тереулов, Тонготар Уланов, Аидар Акбуров, Елболда Куйдагулов, Исуп Колзаков, Олексей Ел.хозиь, Ментик Черкасов, Кн. Бурнаш Кудеяров, Ишей Чигирсв, Енбулат Конбосаров, Епанча-мирза Карагиз-мирзин, Ебагин, Ерлагаш-мурза Комашин, Евай-мирза, Ногаиш Ахтылев, Девеш Богатырь, Теребердсй Боушканов, Коензяк, Видалей, Канчюра Олбеяров, Маметкул Исеншиков, Козембак Абыков, Козяй Кутуев, Караул Игилыков, Уанаш-Улан Чалым-Уланов, Якшисат-Улан Чалым-Уланов, Аныча, Алабердей, Даир-мурза, Ебоган-Богатырь Кудайгула Кудайбахтыев, Яилган Кошалыев, Сунчелей-мурза Тиммахматов, Кн. Караул Шейбаков, Билдалей-мирза Енговатов, Маакмет Матаев, Тюгий Кощеев, Курмаш-мирза Юрко Батаев, Енебек Сатымов, Апонай Бокшандин, Коурбай Ебоулов, Кутлусат-Улап Уапаш-Уланов, Акчюра Уземеев, Алабердеп Уземеев, Ишеп-мирза Кошум-марзин, Ишук Бухарин, Кундруг Ишимов, Сатым Теребердеев, Котлеват Акчазов, Сепгельдей Баирячев, Бндалей Баирячев, Карпчей Черкасов, Хапкильдай Абызов Котпалыев, Сатлынган Бурундуков, Тлеша Теребердеев, Девлет-мирза Сатлыганов, Кощак Тадырев, Дон-Богатырь Бнгулуев, Кудайбиш-мирза Токин, Атемеш-мирза Токин, Табыч-Богатырь Чейкулатов, Биря Бурундуков, Олебаик Мусекин, Кн. Тенишев, Утекеш Аллагулов, Кн. Мурза Мышецкий, Кн. Кулубат Черкасский, Кулеш Урманчиев, Кн. Ишим Адосулин, Ногаиш Ахтылев, Мамыш Ододуров, Курбат Уваров, Кн. Коурзян, Баши-мурза Кутлеяров (Из книги: Самоквасов Д.Я. Архивный материал. М., 1909. Т. 1-2.)".

 "Спустя десять лет после организации опричнины писцовые книги Коломенского уезда отметили, что на триста человек тамошних дворян приходится: 2 гречан, 5 новокрещенов, 6 литовцев и немцев, 105 человек служилых татар, 3 вдовы татарки, да 3 толмача (национальность не указана). Таким образом, около 40 % всех помещиков уезда были инородческого происхождения.

"В 1563 году ногайский хан Исмаил сообщил в Москву о том, что он схватил двух мурз – Ибреим-мурзу и Ель-мурзу Исуповых, своих племянников, замешанных в сговоре с Крымом и изменнических действиях против России. Вскоре эти весьма опасные враги России были доставлены в Москву и… «царь же великий князь пожаловал их свыше многих мурз»! За что? Может быть, это досадная ошибка? Ель-мурзе был даже «пожалован» город Романов…

Вместе со своими изменниками-племянниками Исмаил выдал Москве и других врагов России: Чалым Улана, князя Тениша, князя Утеша, князя Коурзяна, Девлет Килдея, Девеша, собиравшихся примкнуть со своими ногаями к войскам крымского хана в будущей войне против России. Как это ни поразительно, но и эти предатели были пожалованы царем. Их имена мы находим среди тех ногаев, которые были помещены в новгородских землях. Некоторые из них были помещены даже с сыновьями и внуками". 



http://turkmenhistory.narod.ru/nefedov-osman.html:

"
Какова была участь переселенной татарской знати? Так же как османские султаны, Иван Грозный наделил переселенных иноплеменников - бывших врагов! – поместьями, и они верно служили своему новому повелителю. Как и султан, царь проявлял терпимость в вопросах веры; мусульмане могли строить мечети, они имели своих судей-кади. После взятия Казани в подданство могущественному московскому государю добровольно перешли бывшие союзники и вассалы казанских татар – татары сибирские, черкесы и ногайцы. Царь был настолько заинтересован в привлечении на свою сторону этих новых подданных, что дозволил ногайцам кочевать в верховьях Дона. Русская армия пополнилась многочисленным мусульманским воинством, а татарские и черкесские князья заняли почетное положение среди ее командиров. ...В первом походе на Ливонию русскими войсками командовал казанский хан Шейх-Али, а командиром передового полка был царевич Тохтамыш; о соотношении численности русских и мусульманских контингентов можно судить по тому, что в походе 1578 года участвовало 10 тысяч русских и 7 тысяч татарских всадников (но было еще 15 тысяч русской пехоты).


"...в истории создания опричнины с самого начала просматривается «восточный след». Опричник Штаден в своих записках утверждал, что царь учредил опричнину по совету своей жены Марии-черкешенки. Князь Курбский также отмечал, что перемена в поведении русских князей произошла от влияния «злых жен-чародеиц». По другим сведениям, совет ввести опричнину исходил от боярина В. М. Юрьева, тестя Михаила Черкасского. Известно, что после введения опричнины царь оставил свой дворец в Кремле и переехал на подворье князя Михаила, который стал одним из командиров опричного корпуса. Таким образом, говоря об инициаторах опричнины, источники указывают на один круг людей – черкесскую родню царя .
 
...Современники видели засилье татар и черкесов в окружении царя, и некоторые из них понимали смысл тех советов, которые давали Грозному его приближенные. Это видно из ключевого эпизода ссоры, разгоревшейся между царем и митрополитом Филиппом. Однажды Филипп заметил, что в церкви рядом с царем стоял опричник в мусульманской шапке, «тафье», - митрополит не удержался и воскликнул: «Се ли подобает благочестивому царю агарьянский закон держати?» 

 ... Весной 1571 года хан Девлет-Гирей объявил «священную войну» против Руси, и мусульманские подданные царя Ивана сразу же перешли на сторону крымцев. Все Поволжье было охвачено грандиозным восстанием. В походе на Москву прининимала участие Ногайская орда и черкесы во главе с тестем царя ханом Темрюком. Царица Мария Темрюковна к тому времени уже умерла (царь говорил, что ее отравили), но брат Марии Михаил Черкасский командовал передовым полком русской армии. Мстя за измену отца, царь приказал убить Михаила; черкесы и татары исчезли из свиты царя – и вместе с ними исчезла «опричнина»".

Апология примордиализма от Егора Холмогорова

Все сформулировано совершенно замечательно. ППКС!

Далее ключевые цитаты:

"При этом важно понимать, что никаких дробных этнических идентичностей не бывает. Этнические идентичности измеряются только целыми числами - либо 1 либо 0. Нельзя быть "на четверть узбеком". Можно иметь деда или бабку узбека и, несмотря на других предков, считать себя узбеком. Можно иметь деда или бабку узбека но при этом имея остальных русских предков осознавать себя русским и быть русским. Быть на четверть или наполовину какой-то национальности - невозможно.

3. Если человек, по тем или иным причинам не самоопределился, то значит мы должны выставить ему нулевую идентичность. Две, три, четыре национальности дают на выходе "ни одной". Такое, на деле, бывает очень редко. Чаще всего в подобны случаях мы имеем дело с этническим протеизмом, то есть со сменой национальных идентичностей как масок для получения того или иного социального преимущества в данный конкретный момент в данной конкретной среде. В моем детстве таких людей звали "Татьянычами", поскольку они как правило носили фамилии не по отцу (имевшему ту или иную неудобную фамилию), как было принято в РСФСР, а по матери.

4. Этнический протей, как правило, имеет самосознание, но, по тем или иным причинам его скрывает, представляя urbi et orbi его отсутствие либо ложное самосознание. Впрочем, выделить его совсем не сложно. Если человек характеризуя себя подчеркивает "я на (простая дробь) (этноним"), причем эта национальность выделяет его от принятого по умолчанию в серед общения этнического фона, то он, скорее всего, осознает себя, на самом деле, представителем именно этого этноса. А все остальные линии происхождения, даже если их большинство, рассматривает как побочные. Если хотите убедиться окончательно, попытайтесь аккуратно задеть в разговоре этот этнос и злость или обида покажут вам подлинную идентичность протея.

5. Для этнического протея тема многосоставности его происхождения является средством обеспечения себе более привилегированного статуса, по сравнению с этническим большинством в котором он находится. Почему-то та или иная кровинка (в нашем случае - нерусская), является обычно поводом для подчеркивания необходимости особого к себе отношения, особой деликатности, сопровождается требованием себе первостепенного права голоса при обсуждении любых национальных задач и проблем. Все нация должна строя свою политику думать прежде всего над тем, чтобы не обидеть этнического протея.

6. Особенно большие проблемы испытывают те, кто страдает (или получает удовольствие) этническим протеизмом, сталкиваясь с вопросами внутринациональной солидарности. Дело в том, что в основе этой солидарности лежит кровное братство. Отношения в нации - это отношения внутри воображаемого кровнородственного сообщества. То есть люди, которые не являются родственниками друг друга или являются очень отдаленными родственниками учатся поступать друг с другом и защищать друг друга так, как если бы были братьями и сестрами. Протеи тоже порой не прочь поговорить о духовном родстве, но исключительно о родстве нации с собой, а не своем с нацией. И выявляется это очень четко именно на вопросах солидарности. Дело в том, что братьев и сестер не выбирают. Для всякого человека, выросшего в составе нации, как духовного и идейного оформления кровного родства - это абсолютно понятно. Кто кому брат, а кто кому нет рассудил Создатель задолго до нашего рождения. Этнический Протей же все время норовит разбирать братьев и сестер по степени их ему симпатичности, с большим удовольствием меняет братьев на друзей, приятелей, одноклассников, и крутых пацанов с соседнего двора. В оправдание своего поведения он готов привести сотню этических, философских, религиозных и иных оправданий, в сотый раз тряхнет задерганных уже в усмерть эллина и иудея (и в сотый раз повторю - данные персонажи не имеют никакого отношения к национальной проблематике, апостол говорит о том, что чтобы быть христианином совершенно не обязательно отрезать залупу от члена - надеюсь так понятнее? - смысл Гал. 3, 28 именно в этом и более ни в чем, это рассуждение о равноправии в христианской общине живущих по ветхому иудейскому обряду и новоообращенных из язычников, об упразднении внутри христианской общины разницы обрядовых и юридических статусов - и более ни о чем). Но за всеми оправданиями того, почему чужие ближе, сквозит лишь одно - уклонение от уз братства. Совершенно естественное уклонение, поскольку де факто человек к той нации, с которой требуется братолюбие, не принадлежит, а принадлежит к другой, в которой, как вы увидите, если присмотритесь к нему повнимательней, он никакого критицизма и снобизма не проявит, будет действовать для чужих как для своих.

7. Собственнно основная проблема этнических протеев не в том, что они чужие, а в том, что требуют отношения к себе как к своим, никакого встречного отношения не проявляя, ограничивая его лишь теми кто нравится и тем, что удобно. Поскольку нация постоянно требует единения с теми, кто не нравится в том, чем заниматься не очень удобно, то этнический протеизм оказывается довольно болезненной нагрузкой на национальные организмы. Особенно в смутные эпохи.