April 7th, 2015

Официальная позиция РФ по Донбассу

В дополнение к путинским цитатам

МОСКВА, 6 апреля. /ТАСС/. Россия никогда не ставила и не ставит под сомнение принадлежность Донбасса Украине. Об этом заявил сегодня в эфире радиостанции "Говорит Москва" председатель комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков.
"Позиция России такова, что восточная часть Украины - это часть Украины в отличие от Крыма, который оказался в составе Украины в результате исторического казуса", - отметил глава думского комитета. Он добавил, что сегодня "никто не ставит под сомнение, что это /восток Украины/ украинская территория", и всем абсолютно понятно, что Россия не претендует на нее.

Роспечать профинансировала телеканал «Дождь» на 30 млн рублей

Кто у нас финансирует "5 колонну"

С 2010 по 2014 год Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям (Рос­печать) осуществляло значительные финансовые вливания из госбюджета в СМИ, чья редакционная политика имела ярко выраженную антигосударственную позицию. Как показало расследование, проведенное «Извес­тиями», бюджетные деньги активно осваивали газета «Московский комсомолец», радиостанция «Эхо Москвы», телеканалы РБК-ТВ и «Дождь». Последний всего за 2 года получил более 30 млн руб­лей, что по курсу на тот момент составляло $1 млн.

Роспечать в период с 2010 по 2014 год на основании решения экспертного совета агентства оказала государственную поддержку газете «Московский комсомолец» на сумму 17,9 млн руб­лей, ООО «Телеканал «Дождь» — на сумму 30,6 млн руб­лей, ЗАО «Эхо Москвы» — на сумму 15 млн руб­лей, ЗАО «РБК-ТВ» — на сумму 4,5 млн руб­лей.

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/585059#ixzz3We83A0TJ

Итальянская забастовка врачей в Москве

Екатерина Чацкая https://www.facebook.com/photo.php?fbid=1582713548664594&set=a.1434248240177793.1073741867.100007778920759&type=1

Часть 1. Что заставило меня бороться.

Я решила быть акушером-гинекологом еще в школе. Всегда хотела вести беременность (работать в женской консультации).
Я закончила гимназию с биологическим уклоном, затем «Российский Государственный Медицинский Университет», со второго курса помогала мед. сестрам в гинекологическом отделении ГКБ №31, с третьего курса сама работала мед. сестрой, с четвертого – работала с врачами (врачом субординатором). Затем была ординатура по любимой специальности. И вот, наконец, я устроилась работать в женскую консультацию рядом с домом. Моя мечта сбылась!
На данный момент я работаю в поликлинике уже больше 5 лет. За это время было всякое: Сначала был огромный участок, который потом сократили почти в 2 раза; около года я работала на участке без акушерки, за что мне доплачивали только 0,25 ставки акушерки, хотя я делала всю работу сама (рабочий день был по 12 – 13 часов!); потом мне повезло, ко мне пришла замечательная акушерка, у нас получилась отличная команда. К тому же заведующая взяла еще 2 врачей и обещала еще дополнительно расширить штат акушеров-гинекологов. Мне казалось, что жизнь налаживается.
Начиная с 2012 года начала работу система ЕМИАС, а с 2013 года она вошла в жизнь каждого врача. С этого момента врач начал превращаться в конвейер. На каждого пациента программа предусматривала всего 15 минут приема, времени на то, чтобы врач мог хотя бы сходить в туалет, программа не предусматривала. Прием составлял 6 часов без перерыва.
Я уже тогда, в 2013 году предложила коллегам обратиться к руководству. Что эта программа нарушает права пациентов на оказание качественной помощи. Однако я не нашла поддержки у коллег. На словах все были согласны, но на деле все считали, что «все уже решено».
Изначально программа предусматривала 12 первичных талонов для самозаписи пациенток, 12 повторных, чтобы доктор сам мог записать часть пациенток. В программе есть возможность менять длительность приема по времени. Например, согласно рекомендуемым нормам приема беременных пациенток (приказ МЗ РФ № 572н), первичный прием занимает 30 минут, повторный 20 минут. Соответственно, если я знала, что на прием придет будущая мама, ее нужно поставить на учет по беременности, я просто задваивала талоны (записывала пациентку на 2 времени подряд).
Но тут начались массовые сокращения. Ко мне на участок перевели более 7 дополнительных домов (реальную численность населения никто не учитывает! Просто решили, что надо перевести, т.к. несколько участков расформировали). Это произошло одновременно с тем, что представители департамента здравоохранения города Москвы со всех трибун начали говорить о доступности медицинской помощь.

Доступная медицинская помощь возможна только при достаточном количестве врачей, однако в гонке за «доступностью» наши руководители пошли дальше:

1. Из системы ЕМИАС пропали все повторные талоны! Теперь на прием можно записаться только через терминал! Врачам в устной форме сказали, что под страхом увольнения не сметь записывать к себе никого! Даже будущих мам, которым нужно оформить декрет в строго отведенный день, записывать нельзя!!! А если они не успеют записаться сами, пусть приходят без записи, и врач обязан их принять до начала или после окончания рабочего дня. В результате горизонт записи стал 14 дней! Мои беременные пациентки уже натренировались брать талоны: они ставят будильник на 07:30 и с этого момента ловят талоны через интернет или мобильное приложение чтобы прийти ко мне через 2 недели. И даже это не всегда срабатывает, так как талонов не хватает.
2. Время приема врача в течение рабочего времени увеличили на 30 минут, т.е. добавили еще 2 талона в день. При этом добавили в сетку ЕМИАС время на обед. С учетом того, что за 15 минут большую часть пациентов принять невозможно, эти пациенты «сдвигаются» по времени, в том числе и на время обеда. В итоге выйти перекусить у врача не получается.
3. Под страхом увольнения запрещено задваивать талоны. Даже если это объективная необходимость. Я задала вопрос своему непосредственному руководителю, заведующей женской консультацией:
«Как успеть поставить женщину на учет по беременности за 15 минут?»
Поясню, для этого необходимо:
- собрать анамнез,
- провести полный осмотр,
- записать результат осмотра в гинекологическую карту,
- оформить карту по беременности – форма 111 (т.е. переписать все данные анамнеза и осмотра),
- составить план ведения беременности,
- выписать все анализы (порядка 12 бланков), прописанные в приказе министерства здравоохранения РФ от 1 ноября 2012 г. N572н,
- рассказать о том, как правильно сдавать анализы,
- выписать направления к необходимым специалистам + записать пациентку к ним на прием через ЕМИАС,
- записать женщину через ЕМИАС на необходимые исследования (как минимум на УЗИ),
- сделать и разъяснить пациентке все назначения,
- рассказать о правильном питании, особенностях ее состояния, возможных ситуациях, при которых она должна немедленно обратиться за мед. помощью,
- назначить ей время следующего приема + записать к себе через ЕМИАС,
- если женщина москвичка, то еще и выписать направление на молочно-раздаточный пункт и рассказать куда, когда идти и какие документы иметь при себе.
В ответ я услышала: «Ну, что тебе сказать, надо как-то стараться! Изменить это все равно нельзя. Все уже решено.»
А на мои предложения, написать куда-нибудь в вышестоящие инстанции, заведующая ответила: «Катя, ты что, не знаешь в какой стране живешь? Это Россия, ты ничего не изменишь! Решение принято наверху!»
4. В прошлом году у нас в женской консультации организовали смотровой кабинет. Там работал врач для приема «экстренных» пациентов. Т.е. в любой момент пациентка могла обратиться в поликлинику без записи (если возникли боли или кровотечение и т.д.) для получения экстренной помощи, а не ждать 2 недели. Однако в 2015 году такую экстренную службу сократили. Теперь помимо записанных пациентов с заведомо заниженном шагом записи в 15 минут, на прием идут «экстренные» пациенты по «живой очереди».
5. Официально (по трудовому договору) рабочая неделя врача составляет 39 часов при 5-дневной рабочей неделе (т.е. рабочий день длится 7 часов 48 минут). По трудовому кодексу врач не должен вести прием дольше 33 часов в неделю (т.е. не более 6,5 часов в день). Это не просто цифра, взятая с потолка, это научно обоснованная продолжительность приема при которой возможно качественно оказать помощь.
Реально, мой прием в январе – феврале 2015 года составлял по 8 – 9 часов в день! К концу приема у меня словно пелена перед глазами, они слезятся, руки болят от постоянного писания и печатания, я начинала заговариваться, пытаясь произнести назначения по 3 – 4 раза. Такой врач ОПАСЕН для пациентов!!!
После такого приема еще приходилось еще заниматься документами: акушерка осуществляет патронажи, пишет обменные карты. Врач занимается диспансерной группой, готовит всевозможные отчеты… В итоге полный рабочий день составляет 10 – 12 часов. Я не видела семью, забыла, как готовить ужин, не успевала проверять уроки сына.
6. По рекомендации департамента здравоохранения города Москвы, с декабря 2014 года нашу поликлинику перевели на работу с 07.00 до 21.00 и на работу 7 дней в неделю. При этом никаких письменных распоряжений, никаких дополнительных соглашений, да и вообще хоть каких-то устных предупреждений я не получила. О том, что меня перевели на работу с 07.00 я узнала случайно от коллеги (я в тот момент находилась в учебном отпуске).
Промежуток между вечерней и утренней сменами (официально) получается – 9 часов 36 минут. Реально: прием невозможно закончить вовремя, т.к. сверх записи приходится принимать пациентов по «живой очереди». Соответственно прием длиться минимум на час дольше + уборка кабинета 20 - 30 минут после приема. Дорога от дома до работы у некоторых моих коллег занимает около часа, на ужин, сон и завтрак остается 8 часов. Некоторые врачи спят по 5 часов, что неизбежно приводит к снижению работоспособности и ухудшению самочувствия.
С воскресеньями та же история. Никаких уведомлений. Просто открыли запись и все. Врач «должен» выходить и работать.
7. С февраля – марта 2015 года отменили дежурства по вызовам на дом. Ранее у нас был выделен специальный врач каждую субботы для помощи пациентам на дому. С февраля – марта 2015 года каждый врач должен осуществлять вызовы во время, отведенное для работы с документами. Т.е. по факту, в свое личное время.
8. До 16.02.2015 в регистратуре нашей женской консультации единовременно работали 2, иногда 3 мед. регистратора. При этом у регистратуры почти всегда очередь. В поликлинике, при которой находится наша женская консультация, тоже работают 2 мед. регистратора. С 16.02.2015 в связи с сокращением штата остался 1 мед. регистратор. Причем он обслуживает и женскую консультацию, и поликлинику. В обязанности мед. регистратора помимо прямых обязанностей теперь входит: прикрепление женского населения к нашей консультации, составление расписания для врачей в программе ЕМИАС, помощь пациентам с записью к врачам. Так как справиться с такой нагрузкой в одиночку невозможно, средний мед. персонал обязали подбирать карты на прием перед началом смены. Так же каждая акушерка в свое рабочее время будет на час снята с приема для помощи в регистратуре (в это время врач должен вести прием один). Ни о какой доплате за совместительство речь не идет, никаких письменных распоряжений не было. Возникает законный вопрос: Если не хватает регистраторов, зачем их увольнять? Руководство отвечает, что к ним пришло распоряжение «сверху», сократить «лишних» сотрудников в целях экономии средств на зарплату.
В результате времени на контроль за тем, кто и как раскладывает карты на стеллажи, просто нет. У пациенток «теряются» карты. Приходится заводить дубликаты. У нескольких пациенток в итоге оказывается по 3 – 4 карты. Восстановить хронологию событий просто невозможно.
9. С марта 2015 года из нашего филиала перенесли лабораторию. В связи с этим результата анализа приходится ждать по 8 – 10 дней. Иногда это просто недопустимо! Особенно с анализами будущих мам. У беременной женщины некоторые патологические состояния развиваются быстро и необходимо оперативно отслеживать изменения лабораторных показателей крови и мочи. А мы получаем результат только через 10 дней.

В свете всего вышеописанного ни о каких сверхурочных речь не шла. Время никто не учитывал, и не учитывает до сих пор. На все обращения мы только слышим слова: «вы должны», «так решено сверху», «надо как-то стараться», «вы сами выбрали профессию врача»…
И за такую работу в состоянии повышенной стрессовой нагрузки, отсутствия полноценного отдыха, вечной гонки со временем, постоянного контакта с дез. растворами, с биологическими жидкостями необследованных пациентов и работе в присутствии стерилизационных ламп нам еще и отменили дополнительный отпуск. Кто-то решил, что у нас нет вредностей на рабочем месте.

Со слов руководства, в ближайшее время должно было измениться:

1. Должны были добавить еще 2 талона на каждый день, т.е. еще + 30 минут к приему.
2. Все штрафы (от страховых компаний, за якобы «лишние» анализы, за жалобы пациентов) будут вычитать из зарплаты врача.
3. Стимулирующие выплаты будут урезать, если врач будет принимать мало пациентов. Единственная «неприкасаемая» сумма в зарплате, это оклад. У меня оклад составляет 20460 рублей.
4. С апреля 2015 года время приема одного пациента сократиться до 12 минут (18.03.2015 уже открыли запись на 01.04.2015 с шагом в 12 минут).
5. В нашем мед. учреждении стала вводиться очень опасная практика «повышения доступности» талонов: регистраторам давали распоряжения «отменить» запись на прием на завтра. К каждому доктору предполагалось «освободить» от 1 до 4 талонов, чтобы женщины могла записаться на следующий день. А врачей пытались обязать принимать и тех, чьи талоны отменили, и тех, кто вновь записался.

Так дальше продолжаться не могло!

Часть 2. Как я начала отстаивать свои права до вступления в независимый профсоюз медработников «Действие»!

Моя борьба началась несколько раньше того, как я вступали в независимый профсоюз медработников «Действие»!

1. Поработав в новом графике (официальное время: с 07.00 в утреннюю смену и до 21.00 в вечернюю), я поняла, что я не вижу сына вообще! Утром я его даже разбудить не успеваю, не говоря уже о том, чтобы помочь собраться в школу или позавтракать вместе, вечером я прихожу, а он уже идет в ванну и спать. Усталость накапливалась как снежный ком. Я спала по 5 часов. Начались скачки давления, я просто падала после приема.
В итоге я написала заявление, в котором указала, что не могу работать в новом графике. В итоге с марта меня перевели в прежний ритм, а этот дополнительный час перенести на конец утренней и начало вечерней смены.
2. Я добилась того, что в нашем кабинете заменили неисправный прибор для выслушивания сердечка плода. Я несколько раз в устной форме обращалась к руководству с просьбой заменить его, однако каждый раз получала ответ: «они все такие, заменить не на что, ремонту они не подлежат. Работай таким!»
В итоге я написала официальную докладную записку на имя заведующей с требованием заменить неисправный прибор. Отдала я ее в пятницу вечером, а уже в понедельник утром мне заменили прибор на исправный. При этом ремонтировать неисправный не стали, несмотря на то, что он еще на гарантии. Это тоже вызвало у меня ряд вопросов, ответа на которые я так и не получила.
3. Осознав весь масштаб катастрофы, которая сложилась с картами пациентов после сокращения сотрудников регистратуры, с марта 2015 года я стала сохранять все данные осмотра всех пациенток на своем рабочем компьютере. И это уже не раз спасало моих пациенток.

В один из дней, когда я пришла домой сильно за 22.00, я пришла домой, у меня непроизвольно текли слезы от бессилия. Я понимала, что я не могу оказать качественную мед. помощь в таких условиях, что страдают мои пациенты. И сама я долго в таком ритме не выдержу. Просто откажет здоровье. Я села за компьютер и описала то безобразие, которое твориться в нашем здравоохранении. Я отправила этот документ в трудовую инспекцию. Прошло уже более 1,5 месяцев, а ответа до сих пор нет.
Спустя пару недель я решила известить своих работодателей о том, что я так больше работать не могу ни физически, ни морально. Я решила предупредить их о том, что буду заканчивать прием вовремя и не буду работать сверхурочно
Я уже хотела отдать этот документ руководству, но тут я нашла в интернете информацию о том, что есть люди, готовые поддержать меня в моей борьбе. Так я узнала о независимом профсоюзе медработников «Действие»!

Потом была первая наша встреча - тех, кто потом составил ядро московской "итальянки" - Аня Землянухина из ГБУЗ «Диагностический центр №5 ДЗМ», Альбина Стрельченко из ГБУЗ «ГП №107 ДЗМ» (филиал №3), Мария Губарева из ГБУЗ «КДП №121» (филиал №2) и др. (Лена Конте из ГБУЗ «Городская поликлиника №220 ДЗМ" нашла нас уже после пресс-конференции). Был и орг. секретарь профсоюза "Действие" Андрей Коновал, с которым тогда многие из нас увиделись впервые. Оказалось, что в ГБУЗ «Диагностический центр №5 ДЗМ» уже создана первичная организация "Действия" и там участковые терапевты уже готовятся к "работе по инструкции". Мы обсудили, можно ли применить этот способ для врачей, ведущих чисто амбулаторный прием. Вообще, из обмена информацией стало ясно, что изменить сложившуюся систему, от которой страдают годами и медики, и пациенты, можно только решительными действиями. Решили, что мы сначала проведем пресс-конференцию и направим письма в адрес чиновников и главных врачей с предложением начать диалог, а если они серьезно к этому не отнесутся, начать через неделю "итальянку". Задачу определили - поставить в центр общественного внимания то, что годами замалчивалось и прикрывалось лишь энтузиазмом врачей.
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1582713161997966&id=100007778920759&substory_index=2

В фейсбуке Екатерины Чацкой продолжение истории

Еврейская эмиграция и ее борьба с русскими на радио "Свобода"

Оригинал взят у oboguev в Евгений Политдруг в ФБ
Прочитал потрясающую историю про то, как Людмила Алексеева в через "Хельсинкский комитет" писала жалобы в конгресс США на тему того, что "Голос Америки" захватили русские фашисты и неправильно воюют с коммунизмом, потому что попали под влияние Солженицына, который является поклонником Столыпина.

На самом деле совершенно реальная ситуация. Дело в том, что с начала 50-х на этих радиостанциях сидели белоэмигранты, политические беглецы и даже встречались люди из структур КОНР. В середине 70-х из СССР пошла самая массовая эмиграция за все время - по еврейской линии. Но большинство ехало не в Израиль, а в США. Людей приезжало много, пристроиться им было некуда, вот и отжимали теплые места у бывалых антисоветчиков. К делу подключили еврейские организации, которые устроили в СМИ громкую кампанию, что на "Голосе Америки" власть захватили русские фашисты и антисемиты. По некоторым данным, самому Киссинджеру пришлось вмешаться и попросить Солженицына не читать свое "Красное колесо" в эфире. Скандалы прекратились только после того, как олдскульные редакции полностью поменялись на свежеприбывших.

Потому что людям работать негде, а эти тут с коммунизмом борются, понимаете ли.

* * *

Солженицын про ситуацию с радио, описанную постом ранее, писал с негодованием. правда писал он о "Свободе", но там была такая же ситуация:

«Свобода» имеет 15 редакций на языках наций СССР, о работе их я не могу судить. Но 16-я радиостанция должна была бы быть русской. И так — называться. Но русскому народу отказано в том, что получают остальные нации. На радиостанции «Свобода» господствует ложная теория, что не может быть собственно русских передач, а лишь передачи «вообще для советского народа». Так с самого начала русские интересы и русские национальные чувства и сознание изживаются, подавляются, обречены на стирание. Из передач на русском языке создаётся бессмысленный «советский» гибрид, не удовлетворяющий никого. Из русской истории вычёркиваются многие события, крупные деятели и мыслители, не подходящие под либерально-демократическую трактовку. К суждению об отдельных моментах русской истории всегда охотнее привлекается не русский деятель, не русский учёный, а западный историк, хотя бы даже второстепен-ный, с поверхностными познаниями, или даже корреспондент.

Католики получают свои отдельные передачи из Ватикана (не глушатся), а также в литовской и украинской секциях; протестанты Прибалтики получают передачи на эстонском и латышском языках; мусульмане — в 5 национальных редакциях; есть еврейская религиозная еженедельная передача; баптисты, адвентисты, менониты беспрепятственно слушают передачи десятка миссионерских радиостанций, а православной такой нет ни одной.

ПРИМЕРЫ ВНУТРЕННЕЙ ЦЕНЗУРЫ
И ПРИСТРАСТНОГО ОТБОРА МАТЕРИАЛА
НА РУССКОЙ СЕКЦИИ РАДИОСТАНЦИИ «СВОБОДА»

— Без объяснений запрещена в сентябре 1981 года передача о русском премьер-министре Столыпине, под-готовленная к 70-летию со дня его убийства (1911). Важнейшая в истории России годовщина (поворотный пункт её истории) осталась вовсе не отмеченной. (Как, тем более, и в СССР.)
— В течении последних лет несколько раз отвергался яркий скрипт о крупной русской поэтессе Цветаевой, — видимо, по той причине, что там цитировались её стихи, сочувственные к антикоммунистическим силам в борьбе 1918-20 гг. Такое решение администрации совпадает с постоянным извращением памяти Цветаевой коммунистическими властями.
— Напротив, администрация находит время для чтения из книг Ильи Эренбурга, известного коммунистического лицемерного беспринципного журналиста. Или даже для аргументов в пользу коммунистического палача в поэзии Демьяна Бедного.
— Запрещён скрипт автора Парамонова с критикой поэта Евтушенко, угодного коммунистическим властям; скрипт того же автора о Карле Марксе (!).
— Запрещена передача о Пушкине как религиозном типе (основанная на трактовке известного философа С. Франка).
— «Русская государственная власть ликвидацией крепостного права (1861) выполнила общенациональную задачу.»
Вычеркнуто цензурой: противоречит либеральной трактовке, не могла русская монархия сделать что-либо положительное.
— «Либеральная оппозиция в России перед 1917 не оказалась на высоте национальных задач, а своею борьбою против власти усилила хаос в стране.»
Хотя именно это и доказано ходом февральской революции в направлении к октябрьской — это место вычеркнуто: нельзя создавать у русского населения впечатление, что либеральная оппозиция может ко-гда-нибудь оказаться не на высоте национальных задач.
— «Февральская революция 1917 остановила действие столыпинской реформы крестьянского устройства, обогащавшей крестьян, — и тем самым направила страну к разорению крестьянства.»
Вычеркнуто: не может радикально-демократическая революция совершить что-нибудь плохое.