December 5th, 2015

М. Ремизов. Русская идентичность практически выключена из школы, СМИ, массовой культуры

4 Декабря 2015

Интервью президента Института национальной стратегии.

- Русские - удивительно единая нация. Во Владивостоке и в Калининграде люди говорят на одном языке с минимумом диалектов. Не бывает на столь большом участке суши такой гомогенности. Однако в своем недавнем выступлении на презентации книги патриарха Кирилла «Семь слов о Русском мире» вы говорили об опасности утраты единства русской нации, об опасности регионализации сознания. Почему вы так боитесь регионализации и в чем она проявляется? Нет ли, наоборот, страха утомить однообразием?

- Усиление региональной идентичности - процесс не только закономерный, но и во многом позитивный. Однако при соблюдении одного основополагающего условия - если он происходит на базе сильной общерусской идентичности. Не просто общегражданской, а именно общерусской. Конечно, хорошо, если люди определяют себя через свое государство. Но в нашей истории есть одна проблема - циклические кризисы государственности. Когда государство ослабевает, идентичность по паспорту тоже дает сбой. Главное, что цементирует нашу страну помимо собственно формальных институтов, основанных на дисциплине и принуждении, - гравитация русской культуры, русского языка, русского исторического самосознания. Если притяжение гравитационного поля ослабевает, то ослабевает единство страны.

- Сегодня оно ослаблено?

- Да, сегодня русское этническое поле ослаблено, русская идентичность наполовину табуирована. Разумеется, никто не мешает тебе быть русским. Но тут как языковой вопрос на Украине. «В чем проблема? У нас никто не запрещает говорить по-русски», - утверждают украинские патриоты. А проблема в том, что, помимо циркуляции языка в бытовой сфере, есть еще его циркуляция в системе образования, в информационном пространстве, в документообороте, в официальном поле и так далее. Без нее полноценное воспроизводство языка и осуществление языковых прав невозможно. Что мы видим на Украине? Вне стандартизованного обучения язык размывается и деградирует; все говорят на русском, но уже совсем не умеют на нем писать; все общаются на нем друг с другом, но не имеют права общаться на нем с государством.

- Примерно то же самое происходит с русской идентичностью в России?

- Именно. Русская идентичность в России достаточно живуча и прорастает сама собой, но ее социальная циркуляция во многом заблокирована, ограничена или деформирована. Этнонациональная идентичность для своего воспроизводства нуждается в неких социальных пространствах, где она будет культивироваться и, если угодно, практиковаться. Где-то она передается просто через семью, через соседские и общинные связи. Но для воспроизводства идентичности большого народа такого недостаточно. Нужны еще - школа, СМИ, массовая культура, государственные институты. Из таких пространств русская идентичность практически полностью выключена. Она выключена даже из пространства, где, казалось бы, всем должно найтись место - из пространства гражданского общества. Например, у нас не может быть русских национально-культурных организаций. Из-за чего достаточно абсурдно смотрятся разного рода площадки межнационального диалога, которые у нас любят в последнее время организовывать: самый большой народ страны на них заведомо не представлен. Точнее, представлен, но лишь в специфической нише казачьих организаций.

- А почему?

- Национально-культурные организации для русских запрещены. В 2003-м была принята соответствующая поправка к закону 1996 года «О национально-культурной автономии». Согласно тексту поправки, НКА могут создаваться только этническими общностями, находящимися «в состоянии национального меньшинства на соответствующей территории». Причем никаких правовых аналогов института НКА русским активистам предложено не было. В сложившейся ситуации, кстати, то же казачество неявно побуждается к тому, чтобы позиционировать себя как отдельный от русских этнос. Получается, чтобы получить представительство, нужно выписаться из русских. О чем, кстати, прямо говорил один из активистов так называемой поморской идеи: созданы такие условия, что русским быть невыгодно. Вот вам, пожалуйста, один из механизмов дезинтеграции нашего этнического поля, когда сами правила игры в России способствуют тому, чтобы субэтническая или региональная идентичность вытесняла и заменяла общерусскую идентичность, а не служила ей дополнением. Аналогичное желание будет возникать, да и уже возникает, у представителей других регионов, имеющих субэтническую специфику.

- О каких регионах идет речь?

- Если взять регионы с устойчивым преобладанием русского населения, то своя региональная, субэтническая специфика есть и на Юге, и на Севере, и на Востоке России. Ее, повторюсь, можно и нужно учитывать. Россия нуждается в развитии начал федерализма. Но у нас федерация ассиметричная. Этнические регионы де-факто имеют несколько иной статус в отношениях с федеральным центром, чем обычные области. И обычные области и края видят привлекательность такого подхода - этнически окрасить себя или максимально подчеркнуть свою региональную специфику, чтобы во взаимоотношениях с федеральным центром отвоевать аналогичные права. В настоящее время федеральный центр силен, и указанная тенденция не так заметна. Но при изменении баланса сил она проявится в полной мере. Наиболее масштабную угрозу единству страны в случае кризиса государственности будет нести именно регионализм, а не этнический сепаратизм.

- Вы опираетесь на какие-то исторические примеры?

- Достаточно указать на опыт украинского и белорусского национальных проектов. Если западнорусские земли, на которых веками, даже под иностранным гнетом, воспроизводилась русская идентичность, удалось в итоге сделать нерусскими, так почему то же самое не может произойти - при определенных условиях - с северорусскими, с восточнорусскими, с южнорусскими землями и людьми? Региональная идентичность не будет работать на распад страны только при условии сильного сплачивающего этнического русского поля.

- Можно ли говорить о какой-то опасности утраты политического единства русской нации? Особенно в связи с предстоящей избирательной кампанией в Государственную Думу в условиях, когда кажется, что единственная общефедеральная повестка - вопросы внешней политики, в то время как серьезные дискуссии о внутренней политике переместились на региональный уровень?

- Не стоит видеть здесь угрозу политическому единству нации. Процессы конкуренции, отбора кадров, функционирования политических партий должны быть укоренены на региональном и муниципальном уровне. Региональные политические пространства сейчас иногда действительно более конкурентны, чем федеральное политическое поле. Возник некий дефицит, некая анемичность общефедеральной внутриполитической повестки. Однако ситуация временная.

- А в чем причина регионализации политической повестки? Более интересной становится региональная повестка или менее интересной становится повестка федеральная?

- Причина проста. Сегодня проблематично быть в оппозиции Владимиру Путину, но можно быть в оппозиции к местным региональным властям. Проблематично как в силу высокого уровня политической поддержки президента, так и в силу сложившегося консолидированного политического режима. Именно поэтому оппозиционная активность сейчас фокусируется на региональном уровне. И выборы в Госдуму-2016 будут способствовать оживлению региональной повестки дня. Однако, насколько можно судить, люди все-таки живут в основном федеральной повесткой, которая пусть и внешнеполитическая, но достаточно интенсивная. Она создает общее смысловое информационное пространство от Калининграда до Владивостока. Пусть нас объединяет не повестка внутренней конкуренции, а внешняя политика - на ближайшую перспективу такого мало не покажется.

- То есть в основу избирательной кампании будут положены вопросы внешней политики?

- Ну такое как раз было бы странно. По вопросам внешней политики между системными партиями есть определенный консенсус. Да, он не стопроцентный, но существующие разногласия не смогут стать основой для интриги избирательной кампании. Если, конечно, мы не будем проводить кампанию в стиле «Голосуй за «Единую Россию» - Враг у ворот!» Если действительно враг у ворот, то тогда вообще не время для выборов. А если мы все же проводим выборы, то логично выстроить внутриполитическую конкуренцию не вокруг того, что нас объединяет, а вокруг того, в чем мы не согласны. И здесь тем более чем достаточно. Начиная от финансово-экономического курса правительства, заканчивая реформой образования или здравоохранения.

- Есть ли у думской оппозиции действительное желание затрагивать такие вопросы? За исключением традиционно поднимаемой перед выборами проблематики социальных аспектов экономической политики (пенсии, пособия, пенсионный возраст)? Могут ли они взять на вооружение действительно вопросы образовательной политики или, скажем, импортозамещения?

- Критика экономической политики правительства и некоторых институциональных реформ - политический Клондайк для системной оппозиции. Было бы странно не использовать такие темы на выборах. Да и действительно есть что критиковать. Текущая экономическая политика входит в противоречие с политикой реального суверенитета на внешнеполитической арене. Подобные противоречия надо выявлять и находить пути их преодоления. Однако такая повестка федеральных выборов имеет свои особенности. Она поставит «Единую Россию» в достаточно некомфортное положение. Лидерам мнения в партии будет непросто выступать апологетами финансовой или социальной политики правительства.

- Почему?

- Многие единороссы и представители Общероссийского народного фронта сами не в восторге от нашего финансового блока и социальных реформ неолиберального толка. Такая повестка выборов дала бы фору системной оппозиции. Включение режима административного давления позволило бы компенсировать такой разворот повестки дня, но имело бы негативные последствия с точки зрения устойчивости политической системы. Особенно в ситуации, когда действительно все системные политические силы действуют в рамках патриотического консенсуса. Такое повредит политическому единству страны. Другой вариант - самим взять на себя инициативу и выступить с программой нового курса. Позиция «Единой России» будет заметно более убедительной, если она пообещает избирателям добиться от правительства проведения нового курса с конкретизацией того, о каких именно параметрах нового курса идет речь. Вопрос о том, «а что вы делали раньше?», конечно, возникнет. Но он будет возникать в отношении всех нынешних думских партий, естественным образом ослабляя, ограничивая их, но вместе с тем ставя в равное положение. Поэтому в каком-то смысле такой фактор - общий для всех участников конкуренции - можно вынести за скобки и рассматривать то, что остается.

- Еще одной проблемой является отсутствие фигур, которые могли бы разработать альтернативную программу. Недавно была дискуссия по поводу предложений советника президента Сергея Глазьева, связанных с кредитованием промышленности и другими аспектами экономической политики. Можно ли ожидать, что какая-нибудь из системных партий вооружится его предложениями?

- Свои рецепты Глазьев высказывает достаточно давно. Отличие недавно опубликованного доклада Глазьева - а я читал его еще до того, как его представили в разных и не всегда удачных пересказах в прессе - не в общем направлении рекомендаций, а в новой степени их конкретизации, предметном и системном изложении. Темы и вопросы, которые поднимаются в докладе Глазьева, вполне могут стать предметом серьезной публичной политической дискуссии. Левая оппозиция наверняка многое там возьмет на вооружение. Но эффект новизны возник бы лишь в том случае, если бы соответствующими тезисами вооружилась часть партии власти или ОНФ.

- Произойдет ли усиление тренда регионализации в 2016 году в связи с переходом выборов в Госдуму на мажоритарную систему, когда половину получат одномандатники?

- Мажоритарная система влияет на мотивацию политиков. Они вынуждены в большей степени учитывать региональную специфику, более активно работать непосредственно с населением. Кроме того, такая система позволяет формировать кадровые резервы, причем более самостоятельные по отношению к партийному руководству, на перспективу. Однако не думаю, что на общефедеральных выборах региональная повестка будет преобладать. Опыт предыдущих кампаний показывает: на выборах в Думу федеральная повестка явно задает тон.

- На ваш взгляд, будет ли «Единая Россия» партией ныне действующего правительства и его политического курса или она попытается сохранить свою позицию режимной партии, партии, представляющей режим в целом?

- Внешнеполитический консенсус системных партий, под знаком которых прошли два последних года, - и плюс, и вызов для «ЕР». Плюс понятен - снизился уровень негативного восприятия, протестной мобилизации, банального раздражения против «ЕР». Такое произошло также во многом благодаря корректировке пропагандистской модели (она стала менее назойливой). Вызов же состоит в том, что в ситуации, когда системная оппозиция в основном лояльна президенту, «ЕР» не может представлять режим в целом. Она представляет сегмент власти, связанный с правительством, что тем более логично, учитывая, что председатель правительства Дмитрий Медведев является лидером «ЕР». А у избирателей много вопросов к правительству, много претензий. И принимая на себя такую роль, «ЕР» сталкивается с трудностями. Но они разрешимые трудности. Более того, именно они могут стать стимулом для нормального политического развития.

- Социологи фиксируют огромные цифры путинского большинства. По всей видимости, путинское большинство поддерживает в первую очередь внешнюю политику президента. Однако не очень ясно, как обстоит дело с внутренней политикой. Здесь кажется важным соотношение общего и частного. Вы неоднократно заявляли себя сторонником республиканизма. Может ли быть некое общее дело применительно ко внутренней политике?

- Может ли быть аналогичный внешнему консенсус по внутренней политике? Хороший вопрос. Думаю, он возможен. И такой идее вполне можно дать республиканскую форму: наше общее наследие должно работать на наши общие интересы. Звучит, конечно, общо, но на самом деле подразумевает очень многое, включая деофшоризацию, переориентацию крупного капитала на внутренние инвестиции, разумную степень протекционизма, стратегическое планирование и так далее. Приоритеты национального развития, национальных интересов в экономике могли бы обеспечить, пусть не 90-процентный, но достаточно широкий консенсус во внутренней политике.
Автор(ы): Politconservatism.ru
http://www.4pera.ru/news/tribune/mikhail_remizov_russkaya_identichnost_prakticheski_vyklyuchena_iz_shkoly_smi_massovoy_kultury_gosuda/

Хроники крымского блэкаута-8

Если в Севастополе дела понемногу налаживаются, то в Ялте и на ЮБК все еще темно.

"«Первая очередь энергомоста, запущенная президентом, не привела к улучшению электроснабжения городов и поселков на южном берегу Крыма (ЮБК) и в Севастополе. Несмотря на подачу 200 мегаватт люди продолжают мерзнуть и сидеть во тьме. Поданные мегаватты распределились в основном в Восточном Крыму — там, где была наиболее критическая обстановка после начала блэкаута: в Керчи, в населенных пунктах Феодосийского района. Это подтверждают живущие там люди. Несколько улучшилось энергоснабжение Симферополя, теперь нет необходимости отдавать на восток полуострова драгоценные мегаватты. Столица республики Крым сейчас вздохнула. Но в районе ЮБК и в Севастополе по-прежнему свет дают максимум на пару часов через шесть-восемь часов, по хаотичному графику», — объясняет председатель общественной организации «Чистый берег. Крым» Владимир Гарначук.

Ялтинские власти и «Крымэнерго» изо дня в день дают одинаковые обещания наладить график и устранить проблемы, но воз и ныне там. Больше всего, подчеркивают ялтинцы, с которыми удалось побеседовать «Ленте.ру», возмущены позицией мэра города Андрея Ростенко. На заседаниях межведомственного штаба по ликвидации ЧС он каждый день докладывает главе республики Сергею Аксенову, что в городе все под контролем, ситуация нормальная, и благодарит за работу «Крымэнерго». Складывается впечатление, что Ростенко и рядовые ялтинцы живут в разных городах. В квартирах жителей темно и холодно: свет появляется по шесть часов в день, два из которых — глубокой ночью, отопления нет. Но в ялтинской мэрии, очевидно, тепло, светло и уютно.

«У меня в квартире комнатная температура около 14 градусов вечером и 17 днем — за счет солнечной стороны. Батареи холодные. По графику подачи электроэнергии стало хуже, чем раньше. 3 декабря в течение дня свет дали минут на 40 утром и на два часа вечером. Ночью тоже были включения, так как гаджеты зарядились. У моих друзей в районе Васильевка (частный сектор) 15 градусов дома. Котел в частном доме зависит от электричества, поэтому согреться не успевают. А вот у подруги в Алупке есть печь, и она перешла с электроотопления на дрова, но готовить все равно не на чем. Меня в этом плане очень выручает газовая плита и газовая колонка — горячая вода есть всегда. Звучит странно, но настроение у ялтинцев упало именно после ввода энергомоста... Приспособиться ведь можно ко всему, и жить в разных условиях, но на фоне пафоса, ликования и радостных рапортов нам кажется, что нас как детей бросили тут в темноте и холоде. В информационном пространстве существующее положение дел вообще не отображается. Вот если бы мэр наш реально показал в штабе графики, время, объемы, потребности, то мы хотя бы знали, что власти признают проблемы и решают их. А так — полная неизвестность. К тому же мы туристический город. Новый Год всегда был приличным куском хлеба для ялтинцев. Сейчас же туристы не спешат бронировать новогодние каникулы даже в тех отелях, где полная генерация, работают СПА-салоны и все службы. Никому не хочется гулять по темной набережной. Надеемся, что ситуация изменится с вводом второй нитки энергомоста», — обрисовала картину в беседе с «Лентой.ру» жительница Ялты Иванна Довженко.

Другие ялтинцы, пожелавшие не называть свои фамилии, рассказали интересные подробности. Они уверяют, что на нескольких улицах Ялты есть дома, свет в которых по вечерам вообще не гаснет. «Знаете, мы их назвали "приближенные" дома. Видимо, там живут какие-то особенные люди, которых "правильно" подключают. Могу назвать конкретные улицы: Ударника, Халтурина, минимум десять домов в районе Массандра. Есть еще одна особая территория — часть улицы Рабочая, рядом с супермаркетом АТБ. Видимо, АТБ (от «Крымэнерго» — прим. «Ленты.ру») предоставили свою линию электроснабжения. Поэтому и дома рядом практически не отключают. А в это время в поселке Горный люди больше двух суток сидели вообще без света и без связи. Там была поломка, никак починить не могли. Но Ростенко исправно хвалит РЭС, в его реальности все хорошо. Не хватает цензурных слов. Почему просто не сказать правду — что у нас тут полная засада?» — возмущается собеседница.

Вот такое сообщение, хорошо иллюстрирующее происходящее, оставил в социальной сети Facebook ялтинец Игорь: «Верх [улицы] Дзержинского, нет света уже трое суток, все пацаны аварию ищут... Родственники вывозят оставшиеся продукты из холодильников. Не, ну как бы понятно все, блокада и т.п. Но как аварию искать и устранять ТРОЕ суток? Ведь у этой проблемы есть имя, фамилия, отчество...»

В разгар энергокризиса в Ялте стали всплывать также истории с «пропавшими» генераторами, розыском которых занималась республиканская прокуратура. «В Крыму нет света для обычных людей. А для крупных операторов туриндустрии свет есть. Причем за счет рядовых крымчан, сидящих в темных и холодных квартирах из-за недостатка генерации в Крыму. Как выяснилось, часть переданных в Ялту в прошлом году мощных генераторов оказалась почему-то не в больницах и детских домах, а, к примеру, в гостинице "Ялта Интурист". Я обратился с заявлением в республиканскую прокуратуру о том, что чиновники из "Крымэнерго" и ялтинской администрации отдали дорогие генераторы люксовым отелям. Надо отметить, что реакция надзорных органов была немедленной, несмотря на то, что эти генераторы, как говорят мои источники, "продали отелю". В итоге генераторы у "Интуриста" забрали. Правда, пока это не улучшило жизнь ялтинцев. Пока единственной радостью и надеждой на свет для них остается предложение главы Госсовета РК Владимира Константинова называть новорожденных мальчиков Генераторами. Очевидно, больше крымские власти ничем не могут помочь простым людям», — поясняет Гарначук.
Материалы по теме

Обстановка с электроснабжением в Ялте в пятницу, 4 декабря, стала одной из ключевых тем на заседании штаба по ликвидации ЧС. Вице-премьер РК Лариса Опанасюк, курирующая мониторинг обращений населения на «горячую линию» Совмина, сообщила, что жители города звонят днями и ночами. «Ялта кипит», — подчеркнула она, добавив, что эти проблемы нужно немедленно решать. Сергей Аксенов, в свою очередь, заявил, что берет ситуацию в Ялте под свой личный контроль. Глава республики, не стесняясь в выражениях, критиковал энергетиков за несоответствие графиков во многих районах Крыма. Аксенов пригрозил, что если вопрос с графиками не будет в ближайшее время отрегулирован, с энергетиками начнут работать ФСБ, МВД и прокуратура — вплоть до возбуждения уголовных дел, конвоя и наручников. В связи с этим руководитель региона попросил глав всех силовых ведомств присутствовать на следующем заседании штаба в субботу, 5 декабря, чтобы можно было прямо на месте «решить вопрос» с работниками «Крымэнерго», не способными грамотно распределить подачу электроэнергии. После бурного обсуждения первыми лицами республики положения дел в Ялте мэру Ростенко в ходе сеанса видеоселекторной связи не оставалось ничего иного, кроме как признаться, наконец: «Ситуация тяжелая. Мы не врем».


Пока Аксенов стращает работников энергоотрасли карательными мерами, жители Крыма дают оценку усилиям местных энергетиков в народном творчестве. В ход пошли частушки, на которые крымчан вдохновил блэкаут.

«Наступили холода,
Птицы улетели.
"Крымэнерго" графики
На … (грубое слово, обозначающее мужской половой орган — прим. «Ленты.ру») вертели»."
http://lenta.ru/articles/2015/12/04/goriyasno/

Это, пожалуй, самое точное описание того, как обстоят дела на полуострове.
El Murid

Гарантии

"...Москва получила официальный отказ от правительства США предоставить гарантии по обязательствам Украины. Об этом сообщили в Минфин России..."

Гхм. Помнится, когда была выдвинута эпохальная инициатива - рассрочить долг Украины на три года под гарантии Запада, пропаганда взорвалась неистовым воем: "Эк мы нагнули супостатов! Теперь они нам дадут гарантию по украинским долгам, и мы тут так с них взыщем! Мегакомбинация! Ну умище! Ну, человечище! Глыба!"

Правда, все вопли базировались на шатком допущении, что Запад стремглав кинется гарантировать. А он не кинулся. И все вопли впустую. Правда, сейчас это уже всем до одного места - теперь главная тема, как мы лихо опускаем зазнавшихся турок. А потому тема с зависшими 3 миллиардами долга Украины уже никому не интересна. Ее отработали, печеньки получены - да гори оно синим пламенем.

Ольшанский. Почему дальнобойщики правы?

"Почему дальнобойщики правы?
И почему неправы все эти люди, которые нудно бубнят: "надо налоги платить", "надо дороги на что-то ремонтировать", "разъездились тут, а платить не хотят" и т.п.?
Есть одна простая цифра.
С 1994 по 2012 год из России вывезли 1,3 триллиона долларов.
Понятно, что это не "окончательная" цифра.
На самом деле, вывезли еще больше. Допустим, полтора триллиона.
Итак, чиновники, силовики и частные олигархи вывезли из страны полтора триллиона, а когда выяснилось, что надо ремонтировать дороги, надо финансировать школы и больницы, да и вообще делать все то, что приходится делать в большой и бедной стране, они вздохнули: "а денег нет".
Деньги на содержание страны, оказывается, нужно брать не с них.
Деньги нужно взять с обывателя.
С шофера, который кормит семью и фирму, с жильца за "капремонт в 2039 году", с мелкого ИП, со среднего русского человека, который и так еле-еле набирает на детей, на родителей, на кредит, на жилье и еду.
И они хотят взять с него - с нас - за все.
За парковку и за коммуналку, и налог на недвижимость, и налог на землю, и налог на перевозки, и даже когда вы в государственном банке платите государству за свет - вы еще отдельно заплатите комиссию за сам факт перевода денег туда-сюда.
Обыватель должен платить.
А Лондон, Швейцария, Лазурка, Альпы и Форте-деи-Марми платить не должны. Они должны собирать здесь с шофера деньги в корзинку и нести в дом, в ЕС.
В стране миллионеров не меньше, чем в Катаре, у Саудов и в Эмиратах, любой губернатор, министр, генерал или Ротенберг - миллионер, миллиардер, но платить все равно будут дальнобойщики.
Казалось бы: милые, ведь у вас уже есть ФСБ, "Газпром", "Роснефть", Сбер, ВТБ и т.п., ну оставьте вы обывателя в покое.
Дайте ему заработать свою пару тысяч долларов так, как он может. Не лезьте к нему, отдайте хоть процентов 10 того, что украли, - на содержание страны, которая дает вам ТАК воровать.
Нет.
Те полтора триллиона, которые они украли и унесли в клюве - это не считается, их как бы нет, а надо делать вид, что у чиновника действительно есть зарплата 50 тысяч рублей и больше ничего нету, и потому они почти что на равных - чиновник и шофер, и если у меня, чиновника, белая зарплата 50 тысяч, то почему ты, шофер, налоги платить не хочешь?
Формально правильно, а по сути - сплошное издевательство, как говорил один исторический деятель.
Так что не надо начинать ремонт дороги с шоферов.
Надо начинать ремонт дороги с тех, за чей счет сейчас отлично ремонтируются дороги в Англии, Франции, Австрии, Швейцарии, Италии...
А шофер - он потом тоже заплатит.
Потом.
После вас."
https://www.facebook.com/spandaryan/posts/1032563643431120