September 10th, 2017

Дальний Восток заселят среднеазиатами

"ВЛАДИВОСТОК, 6 сентября, ФедералПресс. Руководитель Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов во время обсуждения демографической политики Дальнего Востока на Восточном экономическом форуме заявил, что заселить макрорегион за счет внутренней миграции не удастся. Так что субъектам надо готовиться к социокультурной адаптации выходцев из Средней Азии.

Концепцию демографической политики Дальнего Востока правительство России утвердило пару месяцев назад. Документ предполагает, что к 2025 году население региона должно увеличиться с 6,2 миллиона человек до 6,5 миллиона. В рамках ВЭФ-2017 обсудили, как конкретно предстоит заселять Дальний Восток.

Игорь Баринов начал издалека, отметив существование системной проблемы в вопросе социокультурной адаптации мигрантов.

«По состоянию на 2015–2016 годы в страну ежегодно въезжали 16–18 миллионов иностранных граждан. Если брать оценки экспертов, то количество мигрантов составляет 10 процентов от общего населения страны. Разумеется, это ведет к определенным социальным проблемам, к обострению отношений между коренным населением и теми, кто приехал. Проблема в том, что нет пока концепции по адаптации мигрантов, нет федерального закона. А, меж тем, существуют негативные процессы среди молодежи из Средней Азии, которая приезжает в Россию. Попадая в незнакомую среду, они ищут поддержку. И находят не там, где надо, – у молельных домов, например, где они становятся легкой добычей радикалов», – заявил глава ФАДН.

Сейчас, по словам Баринова, планируется совместное со ВЦИОМ исследование, которое поможет понять, чем «дышат» мигранты, чем занимаются и интересуются. Это должно дать ключ к пониманию того, как конкретно с ними стоит работать.

«Мы подготовили ФЗ о социокультурной адаптации мигрантов в российском обществе. Есть понимание, что без него, без полномочий мы не запустим процессы адаптации. Что греха таить, мы понимаем, что те 300 тысяч человек, которые нам надо привлечь на Дальний Восток, мы не привлечем за счет внутренней миграции, за счет переселения соотечественников. Должны от все, что на Дальний Восток приедут мигранты из другой культурной среды, с другой религией. И с ними надо выстраивать структурную работу. Не только с ними, но и с субъектами Дальнего Востока. Чтобы запустить процессы адаптации, необходимо субсидировать региональные программы. Использовать программы, которые есть у НКО», – отметил Баринов."

http://fedpress.ru/news/25/society/1849961?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

День города в Москве

Отчет очевидца:

"Случилось так, что прошел вчера, 9 сентября, в субботу, в День города, весь центр. И получил довольно сильные впечатления.

Шел я утром в свою церковь, Храм Илии-пророка, что на Ильинке (которая в свою пору и получила название в честь него), от храма до Красной площади – каких-нибудь 70 метров. Но когда вышел из метро «Китай-город», то оказалось, что пройти к храму нельзя: вход на улицу перекрыт, стоит полицейский, двигает железную заградительную решетку туда-сюда, пропускает только по по прописке (а много ли в этом районе прописано людей?) и пропускам (кто в этих околокремлевских зданиях работает). А как же в церковь, спрашиваю? Никак, закрыто все до трех дня. Спустя некоторое время смилостивился: звоните туда кому-нибудь, придет кто из храма, изнутри оцепления, возьмет вас – тогда пропущу. Ха-ха, да у меня нет никаких телефонов храмовых сторожей.

Слава Богу, рядом обнаружился один наш припозднившийся певчий. У него телефоны были. И спустя некоторое время все, кто пришел на службу, были осчастливлены: принесся бегом наш избавитель, железная решетка громыхнула, образовав в железном оцеплении щель, и мы в нее ручейком просочились.

После службы я собирался зайти в ГУМ и разговеться. Там есть недорогие, хорошие кафе и столовая, вот в какой-нибудь из этих едален. Ехал я не домой, а на вручение премий имени Фазиля Искандера, не быть где не мог никак – член жюри, и должен был произносить речи. На голодный желудок они у меня никак не пошли бы.

Однако, только я вышел из церкви, как натолкнулся на новую железную загородку, причем за нею рядком, перегораживая всю улицу, стоял уже не один полицейский, а человек двадцать. Выяснилось, что скоро на Красной площади будут торжества по случаю Дня города, а посему входа на нее нет. И ГУМ, как выяснилось, тоже закрыт, а следовательно, и едальни. До трех дня. После трех приходите.

Я решил отправиться Ветошным переулком на задах ГУМа к Никольской, там осмотреться и выбираться на Тверскую. Уж Тверская голодным меня не оставила бы.

Но попасть на Тверскую не удалось. Ближайший выход на нее был перекрыт уже двойным рядом ограждения, щель в нем – протиснуться бочком, и через него проходили люди только с какими-то пригласительными билетами красного цвета. Меня отправили кругом. И пока добрался до площади Революции в каждом закоулке я проходил еще такими же КПП. И около каждого было по несколько десятков полицейских. На меня смотрели с удивлением. Все рвались внутрь, и их, кто без заветного пригласительного, отправляли обратно, а я шел навстречу потоку, рвался наружу.

Везде уже были установлены всякие увеселительные приспособления: кататься на водных лыжах в бассейне, прыгать на батуте, играть в песке в волейбол… за неимением гуляющего народа носились по воде, прыгали, играли некие молодые люди в красной униформе – из тех, что, должно быть, были смотрителями оборудования.

На Тверскую мне удалось выйти, пройдя еще десятка полтора полицейских кордонов, пропускавших в центр лишь по пригласительным, только на уровне Камергерского переулка. Тверская, вся заставленная информационными стендами и некоторой наглядной развлекаловкой вроде полуразрушенной избы, из которой выглядывал пушкой въехавший в нее тан, была уже полна народа. Но полицейских было несметно и тут. В некоторых переулках стояли строем, где десяток, где два, отрыды обычных, не экипированных для уличных боев, солдат-срочников из внутренних войск. И так – до Пушкинской площади. Она тоже со всех сторон была обнесена турникетами, попасть на нее можно было лишь через металлоискатели. Сквер с памятником Пушкину был зажат с одной стороны строем автобусов с сидящими в них внутри полицейскими, с другой – строем уютных, но пустых автозаков.

Здесь, на Пушкинской, я наконец сумел вырваться из железного оцепления и, зайдя в «Грабли», подготовился к церемонии вручения наград на премии.

Добирался я до ЦДЛа – Центрального дома литераторов пешком – пешком, какой транспорт мог бы меня туда довезти, непонятно. Но времени у меня было достаточно, я шел, не торопясь, а чувство, что испытывал, должно бы назвать потрясением. Не пройди я волею судьбы весь центр, я бы и не представлял, как это теперь в Москве празднуется замечательный гражданский праздник. Сотни и сотни, тысячи полицейских только на одном небольшом пятачке! И как непреступно была окружена Красная площадь, где, видимо, должно было появиться всего лишь нашему городскому главе! "

https://www.facebook.com/anatoly.kurchatkin/posts/1475042369253207