October 15th, 2017

Бюрократия ЕС и Северный поток-2

Оригинал взят у dburtsev в Бюрократия ЕС и Северный поток-2
«Северный поток-2» — пожалуй, самый перспективный и наиболее реалистичный газовый проект Ресурсной Федерации. На это есть ряд причин. Во-первых, «Северный поток-2» планируют запустить с пропускной способностью 55 млрд кубометров в год. Это значительно выше аналогичного показателя у распиаренной «Силы Сибири» (38 млрд куб.м./год) и «Турецкого потока», недавно урезанного вполовину. Во-вторых, в реализации проекта задействованы деньги множества инвесторов. Летом оператору и строителю — швейцарской Nord Stream 2 AG — предоставили свои средства такие компании, как Shell, OMW, Uniper, Wintershell и Engie. Совокупная доля иностранных инвесторов в «Северном потоке-2» составляет 50%, в то время как два других мегапроекта «Газпром» финансирует фактически в одиночку. В-третьих, «Северный поток-2» — единственный проект с законченной концепцией и единой позицией непосредственных стран-участников — РФ и ФРГ. Это опять же выгодно отличает его от «Турецкого потока», который раз в сезон меняет свой дальнейший маршрут (сначала Болгария, потом Греция, теперь — Сербия), и тем более от «Силы Сибири», где КНР перестала проявлять какой-либо интерес к трубе в далекой тундре и тайге. Наконец, только «Северный поток-2» выглядит действительно экономически и политически обоснованным проектом — Германию сложно обвинить в деловом непостоянстве (в отличие от Турции), а проблему с несговорчивыми транзитными странами выгодно решить обеим сторонам.

Однако все эти позитивные факторы вовсе не означают, что в остальных частях света российский проект воспринимают так же радужно. На этой неделе возобновила активность Еврокомиссия, решившая похоронить трубу глубже морского дна — с помощью законодательных инструментов. Стоит отметить, что претензии европейской исполнительной власти идут нога в ногу с возражениями депутатов в Европарламенте и включают в себя массу причин, из которых тривиальное стремление помочь Украине находится далеко не на первом месте. Комиссары Евросоюза, очевидно, используют проект в целях утверждения своей политической власти над властями национальными — но пока получается не очень. Отчаявшись получить мандат на ведение переговоров по «Северному потоку-2» у Совета ЕС, где собрать большинство голосов не удалось, комиссары решили пойти другим путем. К ноябрю они хотят разработать законопроекты, которые бы распространили на проект «Газпрома» нормы Третьего энергопакета ЕС, противодействующего монополизации рынка. Энергопакет имеет предписания в том числе и к транзитным трубам в пределах ЕС — обязательное разделение компаний оператора и поставщика по видам деятельности, доступ третьих сторон к трубе и, самое важное, ограничение по загрузке пропускных мощностей. Для успеха своей аферы комиссарам придется бороться как минимум в Совете Европы (не путать с Советом ЕС), поскольку стремление регулировать объекты в нейтральных водах явно противоречит международному морскому праву. И там эта инициатива вряд ли найдет поддержку.

Несмотря на кажущийся успех, у Еврокомиссии всегда остается «план Б», который уже действует в случае с «Северным потоком-1». Вопрос технический: как только заканчивается подводная часть газопровода и он выходит на сушу, он обязан соединиться с европейской трубой, ведь так? Тогда что мешает ограничить мощность на этом этапе? Тут с вопросом юрисдикции полегче. Европейской трубой в Германии является газопровод OPAL, который связывает «Северный поток-1» со всей газотранспортной системой Европы. Именно он и попадает под действие энергопакета ЕС, ограничивая загрузку мощностей на треть. Законность этих мер спорна, обсуждалась даже в Суде ЕС, но OPAL все-таки выполняет свою ограничивающую роль, пусть и с переменным успехом. В случае провала инициативы Еврокомиссии раз и навсегда сковать «Северный поток-2» в море, ситуация с OPAL, видимо, повторится точь-в-точь. Но не стоит думать, что «Газпром» во второй раз наступает на те же грабли — риски и потери наверняка учтены компанией при реализации проекта, который вырос именно из-за этих ограничений. Главная угроза состоит не в сомнительных экономических выгодах (о которых, конечно, стоит поспорить, учитывая снижение потребления газа и рост альтернативной энергетики), а в банальном срыве проекта, как это вышло с «Южным потоком».

Главные риски некоторые эксперты связывают с санкциями США, применение которых может в любой момент заморозить кредиты международных энергетических компаний, предоставленные для Nord Stream 2 AG. Компанию не спасёт даже швейцарская прописка, потому что единственный её владелец — российская газовая монополия. Часть средств — около четверти из планируемых €4,75 млрд — успели выделить ещё до санкций, и теперь соблюдение условий первоначального проекта финансирования остается под вопросом. В «Газпроме» рискуют получить себе на спину ещё один проект, который придется тянуть в одиночку. Причем снова за счёт собственных средств — едва ли какая-то банковская группа решится помочь российской корпорации в этой нелегкой борьбе. Но даже это развитие событий не означает остановки дела — Ресурсная Федерация, без сомнения, найдет деньги для того, чтобы завершить строительство даже в одиночку. Единственное, чего и правда стоит опасаться — решения национальных правительств отдельных стран, под водами которых должна проползти российская мурена. Регулирование, которые Финляндия, Швеция, Дания и Германия могут приложить к трубе, касаются Конвенции Эспо — оценки воздействия на окружающую среду. Несмотря на кажущуюся незначительность, отрицательные заключения по этим оценкам — то немногое, что может если не застопорить, то точно замедлить реализацию «Северного потока-2».ю..
https://sputnikipogrom.com/economicsreport/78570/economics-report-146/