July 15th, 2018

100 лет со дня бессудного убийства императора Николая II, его жены и детей

Р. Пайпс:

"Европейская история знает еще двух монархов, расставшихся с жизнью в результате революционных переворотов: в 1649 году это был Карл I, а в 1793-м — Людовик XVI. Но, как и во многих других случаях, касающихся <...> революции [1917 г.], убийство царской семьи в России имеет с этими событиями лишь внешнее сходство; по существу же оно беспрецедентно. Карл I предстал перед специально созданным Верховным судом, который предъявил ему формальные обвинения и дал возможность защищаться. Заседания суда проходили открыто, и протоколы их тут же публиковались. Казнь короля тоже была публичной. С Людовиком XVI обстояло в общем так же. Его судил и приговорил к смерти большинством голосов Конвент. Это произошло после долгих прений, в ходе которых короля защищал адвокат. Протоколы судебного заседания тоже были опубликованы, а казнь состоялась при свете дня в центре Парижа.

Николаю II не предъявляли никаких обвинений, и его не судили судом. Советское правительство, приговорившее его к смерти, никогда не публиковало соответствующих документов. Все, что мы знаем об этом событии, стало известно главным образом благодаря упорству одного человека, проводившего расследование (следователя по особо важным делам Омского судебного присутствия Николая Соколова - Ригорт). Кроме того, в данном случае жертвой стал не только низложенный монарх, — убиты были его жена, дети, прислуга. Да и сама акция, проведенная под покровом ночи, напоминала скорее разбойное убийство, чем формальную, законную казнь".

Е. Холмогоров:

"Апологеты казней и пыток у нас не перевелись. Нет-нет да и встретишь и в эти дни кривлияния царененавистников, пытающихся преуменьшить значение содеянного, фразочками типа «расстрел гражданина Романова».

Этот пассаж о «расстреле гражданина» до крайности саморазоблачителен, выдавая сущность того строя, который совершил это злодеяние.

Если убийство Николая Романова и его семьи было просто «расстрелом граждан», то это значит, что каждого произвольно взятого гражданина можно запросто убить без суда и следствия. Убить вместе с женой, пятью детьми, включая подростка-инвалида и связанными с этой семьей жизненными обстоятельствами лицами – врачом, поваром, горничной...

И действительно – можно. Значительная часть ХХ века, символически начавшегося с расстрела в Ипатьевском доме, буквально сочилась убийствами «просто граждан». Их расстреливали как «заложников от эксплуататорского класса» в годы красного террора, уничтожали как кулаков и попов-мракобесов, выводили в расход по запрошенным областными управлениями НКВД лимитам на пике Большого Террора, выкашивали автоматными очередями в Новочеркасске, расстреливали в Останкино или на стадионах вокруг Белого Дома."

Чекист Исай Родзинский:

"Сколько мы сожгли, то ли четырех, то ли пять, то ли шесть человек сожгли. Кого уже точно, я не помню. Ну, вообще должен вам сказать, когда горит человечина, запахи вообще страшные. Долго жгли их, поливали и жгли керосином там, что-то еще такое сильно действующее, дерево тут подкладывали. Ну, долго возились с этим делом. Я даже, вот, пока горели съездил доложился, в город съездил, и потом уже приехал. Уже ночью было, приехал на легковой машине, на машине, которая принадлежала Берзину. Вот так, собственно говоря, захоронили. "

Спутник и Погром об убийстве царской семьи

"Убийство Николая II стало модельным, так, как убили его, затем убьют миллион с лишним. Убийство Николая — это модель геноцида, по которой затем заработает вся советская карательная система, чертеж, по которому будут убивать тысячи следующие 35 лет. Императора, символ России, расстреляли так, как затем будут расстреливать всю Россию.

Во-первых, без суда и следствия. Никакого суда, даже «революционного», над Николаем не было. Ему просто зачитали резолюцию Уралоблсовета («Николай Александрович! Попытки Ваших единомышленников спасти Вас не увенчались успехом! И вот, в тяжелую годину для Советской республики… — Янкель Хаимович повышает голос и рукой рубит воздух: — …на нас возложена миссия покончить с домом Романовых!»). Его ни в чем не признали виновным. Ни в чем не обвинил. Просто взяли и убили. В годы Красного Террора так убьют сотни тысяч русских людей, затем появятся издевательские «тройки», которые будут приговаривать людей к расстрелу заочно, за 15 минут, даже без протокола. Николай, выслушав резолюцию, успел изумленно сказать: «Что?!», сотни тысяч его бывших подданных будут лишены даже этого удивленного «Что?».

Во-вторых, вместе с императором убили всю его семью. Жену, четырех дочерей (младшей — 16) и сына (14 лет). Пройдет немного времени, и эта дикость станет нормой, появится официальная формулировка «член семьи изменника Родины» (с 1926 года). С нашей точки зрения убийство невинных детей — дикость. С советской — нормальная правоприменительная практика. Если даже у императора семью расстреляли, то чем ты, вредитель, шпион и агент иностранной разведки лучше? Ничем. Модель наказания всей семьи, вырезания всего рода после Николая стала типовой. «Коммунистам эта мысль понравилась».

В-третьих, вместе с императором и его семьей убили еще четырех человек прислуги: камердинера, горничную, повара и доктора Боткина (сына того самого Боткина), который еще во время пребывания императорской семьи в Тобольске умудрился открыть больницу для местного населения, контрреволюционер такой. Расправа с коллегами, знакомыми, друзьями, просто соседями осужденного также станет типовой для Большого Террора. «Рядом стоял? Пулю получи!»

В-четвертых, тотальная ложь. Советское правительство, объявив об убийстве императора, заявит, что его семья переправлена в безопасное место и еще долго будет врать о судьбе царской семьи (в 1922 году Чичерин скажет на Генуэской конференции, что дочери Николая живут в США), при этом прекрасно зная о ее расстреле. Когда через пару дней расстреляют группу великих князей в Алапаевске, местные органы власти и вовсе сообщат, что их будто бы похитили монархисты (и сбросили умирать в шахту, ага). По мере развития советской власти появится прекрасная формулировка «10 лет без права переписки», означающая расстрел, но дающая семье расстрелянного еще 10 лет мучений, надежд, ожиданий. Ложь при репрессиях станет фирменным знаком советской власти и вдовствующая императрица, мать Николая Мария Федоровна даже в 1924 году будет писать, что императорская семья, может быть, все еще жива, просто потерялась. К этому моменту вместе с ней в томительном, выматывающим все силы ложной надеждой неведение будут пребывать еще сотни тысяч русских семей, которые будут надеяться, плакать и пытаться высмотреть в чернильной ночи силуэты близких, уже долгие годы как убитых.

В-пятых, метод расстрела. Под заведенный мотор машины «Форд», чтобы не было слышно выстрелов. Спустя пару лет в сотнях русских городов моторы грузовиков будут день и ночь работать во дворах местных ЧК и этот ночной звук работающих моторов станет для русского уха страшнее звуков выстрелов.

В-шестых, состав команды расстреливающих. Еврейская верхушка (глава — Янкель Хаимович Юровский из — как хорошо пометила его русская история — города Каинска, плюс Филипп Исаевич (Шая Ицикович) Голощекин, Петр Войков (Пинхус Вайнер) и прекрасный армянополяк Георгий Сафаров) при помощи звериных русских низов. Именно таков будет состав карательных органов вплоть до смерти Сталина: Френкели и Ягоды наверху, забитые деревенские вани из придурков, слабо понимающие, что они вообще делают — внизу. Несет ли еврейский народ ответственность за то, что десятки тысяч его представителей координировали массовое уничтожение лучших слоев русского общества? Ну, как немцы за Гитлера?

В-седьмых, судьбы участников террора. Расстреливая императора, дураки запустили Колесо Обозрения Террора, получив место в самой первой кабинке. Судьбы полудурков, решивших выслужиться перед советской властью убийством императора, сложились так: Голощекин убит в Орловской тюрьме, Юровский умер в муках от прободения язвы желудка (дочь его тут же посадили, сладкий 38-ой), Вайнер убит террористом-эмигрантом, Сафаров расстрелян, Сосновский расстрелян, Белобородов расстрелян, Толмачев сам застрелился, Ермаков умер от белой горячки, Медведев забит на смерть во время следствия в тюрьме. Расстреливая императора, еврейские полудурки и рабочие-сектанты открыли Советскую Коробочку Пандоры, из которой вылетели духи террора, обрушившиеся в первую очередь на них самих. В дальнейшем типичной советской практикой стал расстрел старых чекистов новыми чекистами, вплоть до глав НКВД. Прекратился этот милый обычай лишь после расстрела Берии, последнего Советского Князя Террора и Казней, расстрелянного своими же, как и предыдущие князья.

В-восьмых, детоубийство. Цесаревичу Алексею на момент убийства будет 14 лет, самой младшей из княжен — 16. В 1935 году товарищ Сталин в рамках повышения социалистической законности предложит ввести уголовную ответственность с 12 лет, поэтому цесаревич по поздним сталинским меркам вполне подходил под УК. Совершив насилие над детьми, чье преступление заключалось лишь в том, что их отец был императором, советская власть затем возьмется давить и мучить детей менее знатного происхождения, приняв принцип детской ответственности как должное".
https://sputnikipogrom.com/history/888/rasstrel_czarya/#.V4tf-JN946h

Миф о самостоятельном решении Уралсовета о расстреле царской семьи

Среди постсоветских красных продолжает культивироваться советская дезинформация о якобы самостоятельном принятии Уралсоветом решения об убийстве царской семьи.

На самом деле большинство современных историков, анализируя доступную документацию, в том числе переговоры Москвы с Екатеринбургом, давно пришли к выводу, что санкция на расстрел была дана по прямому проводу из Кремля 16 июля. Наиболее подробная аргументация содержится в монографии Владимира Хрусталева (к.и.н., главный специалист ГА РФ, хранитель фонда Николая II и др. членов императорской семьи, входил в госкомиссию по расследованию обстоятельств расстрела в 1990-х гг.) "Романовы. Последние дни Великой династии" (М., 2013). Он прямо пишет, что все документы ЦК РКП(б), Екатеринбургской ЧК и Уралсовета до сих пор засекречены, и проблема с нахождением конкретного приказа связана только с этим.

В 2017 г. секретарь Церковной комиссии по изучению результатов исследования останков, найденных под Екатеринбургом, епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов) сообщил, что в архивах был обнаружен приказ председателя Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета РСФСР Якова Свердлова о расстреле Николая II и его семьи.

https://www.vesti.ru/doc.html?id=2906310