December 17th, 2018

В Дагестане поставили памятник турецким интервентам

"В Дагестане, в пригороде Махачкалы, была торжественно — при огромном стечении народа и речах представителей исламской общественности — открыта стела в память… турецких оккупантов, сражавшихся и погибших в боях с… русскими «оккупантами».

Подобным памятником часть дагестанской общественности решила почтить турецких солдат, «освобождавших» Порт-Петровск (Махачкалу) в ноябре 1918 года от «оккупационных» войск генерала Бичерахова. В сообщениях прессы Бичерахов назван «английским» генералом, мол, воевали против иностранного интервента. Но на памятнике это бесстыдное искажение действительности решили все-таки не фиксировать, написали просто «оккупационных войск».

Большевистский переворот октября 1917-го случился в разгар Первой мировой войны в одной из основных воюющих стран. Захватившие власть большевики действовали при поддержке и в интересах военного противника России, Германии, и, получив власть в свои руки, первым делом распустили воевавшую с немцами армию, а затем подписали Брестский мир, по которому Россия отдавала примерно треть своей европейской территории в оккупацию немцам, признавая, в частности, незалежную Украину, а Закавказье Османской Турции (что повлекло, помимо прочего, второй тур геноцида армян).

Соответственно, Гражданская война в России в 1918 году началась и шла как прямое продолжение Мировой войны. С одной стороны — большевики, союзные с ними немцы-австрийцы-турки и их сепаратистские сателлиты типа Украины или «Кавказской исламской армии» — марионеточного формирования, созданного Османской империей на территории Азербайджана для захвата русского Кавказа, сражавшиеся за раскол России на несколько германских и турецких колоний. С другой — белые всех оттенков — от «розовых» эсеров и меньшевиков до монархистов, — сражавшиеся «За Единую и Неделимую Россию» и поддерживавшие их именно как антигерманскую силу страны Антанты.

«Германия + большевики» против «Антанта + белые» — такова была формула Гражданской войны в России в 1918 году. Позднейшая советская историография очень тщательно старалась с одной стороны — очень тщательно затушевать германскую интервенцию и факт своего союзничества с ней, с другой — сформировать миф об «интервенции Антанты» с целью свержения коммунистической власти. Хотя на деле интервенция союзников ограничилась занятием ключевых портов, в которых сосредотачивались привезенные перед этим из Англии стратегические материалы и вооружения. Помощь союзников белым была очень вялой — лишь настолько, чтобы сдерживать Германию и ее сателлитов, а после окончания Мировой войны, по сути, прекратилась. Свергать большевиков, введя в Россию войска, союзники не думали никогда.

Итак, выбор в 1918 году при всем многообразии позиций и группировок был простой. Либо прогерманский и пробольшевистский сепаратист, либо просоюзнический единонеделимец. Родившийся в Петербурге в семье казаков-осетин войсковой старшина Терского казачьего войска Лазарь Бичерахов, безусловно, был единонеделимцем. По убеждениям он был довольно левым, республиканцем, в связи с чем не нашел себе позднее места в деникинской армии, однако на идее единой России он стоял тверже некуда. Его принцип был предельно прост: «русская ориентация» — все, кто за единую Россию — союзники, все, кто против (а напомню, большевики в 1918 году были теми, кто расчленил Россию Брестским миром) — враги, вернуть Баку, Азербайджан и Грузию «в лоно русской государственности» и оборонить Россию от германо-турецких интервентов и сепаратистов. Такой вот «оккупант».

Бичерахов создал в Персии небольшой русский отряд, который обеспечили оружием боровшиеся против турок в Закавказье англичане, и начал поход через Азербайджан на Кавказ. В условиях развала всего и вся такие белые отряды могли держаться только на личной преданности вождю и харизме, которой отважный казак-осетин обладал в избытке: «Преданность Бичерахову, в особенности среди офицеров, граничит со своеобразным обожанием, вызванным личной храбростью Бичерахова…». Храбрость Бичерахова дополнялась опытом и интеллектом его начальника штаба — Алексея Евгеньевича Мартынова.

В августе 1918-го бичераховцы очистили от большевиков Дербент и Порт-Петровск (позднее будет переименован в Махачкалу) и создали там региональное правительство, которое подчинялось Уфимской директории, сформированной из членов разогнанного большевиками Учредительного Собрания, а затем адмиралу Колчаку как верховному правителю России (эти власти и присвоили ему звание генерал-майора).

Программой правительства Бичерахова были: «восстановление российской государственности и воссоединение разрозненных областей Российской Демократической Республики; продолжение борьбы с германо-турецкой агрессией в согласии с союзниками; наведение порядка и водворение законности на основах, существовавших до 25 октября 1917 года». Подробнее о политике Бичерахова можно прочесть в замечательной книге А. Ю. Безугольного «Генерал Бичерахов и его кавказская армия. 1917-1919» (М.: Центрполиграф, 2011).

Хотя Германия и Турция уже проигрывали войну, Стамбул тем не менее предпринимал последние усилия, чтобы удержать свалившуюся ему в результате большевистского переворота Кавказскую империю. В 1918 году небольшой отряд Исмаила Хакки-бея явился, чтобы поднять против русских казаков (а это значит, на беспощадную этническую резню) Чечню и Дагестан. Интервенты сообщали горцам, что власть «гяуров» закончена и наступило время истинной исламской власти. Впрочем, вскоре благочестивые мусульмане оказались в шоке — «ни один турок не совершал намаза».

Первое время турки не могли ничего сделать с Бичераховым, однако ситуация изменилась после того, как турецкая армия и «Кавказская исламская армия» марионеточной «Азербайджанской Демократической Республики» в сентябре 1918 года одолела численно превосходящей силой англичан, оборонявших Баку. Турки и азербайджанские исламисты перенесли теперь удар на удерживавшийся Бичераховым Дербент — конечной целью было присоединение Дагестана к протурецкому Азербайджану. Командовавший турецкими войсками Изет Паша прислал Бичерахову письмо: «Кто вы такие? России уже нет и никогда не будет. Отойдите на север, за Кубань».

Турок не смутило даже то, что война закончилась. 30 октября 1918-го Османская империя подписала перемирие с союзниками, признав поражение в войне. Документ, в частности, обязывал турок уйти из Азербайджана и Дагестана. Однако Изет Паша, получив эту информацию, взял тайм-аут на два дня и… продолжил наступление на Дагестан, видимо, решив, что на несуществующую Россию договоры не распространяются, а сам он действует не как турецкий генерал, а как азербайджанский и горский инструктор.

На подступах к Порт-Петровску, как некогда к Порт-Артуру, развернулись ожесточенные бои. Казаки и русские офицеры героически обороняли город, с моря им оказывали поддержку орудия канонерок «Карс» и «Ардаган». В этот момент — на российской земле в борьбе с русскими воинами в составе азербайджанской сепаратистской армии, сражавшейся за выделение Кавказа из состава России, — и погибли те турецкие солдаты, которым с такой помпой поставлен памятник в Дагестане.

Однако противостоять целой турецкой дивизии бичераховцы не могли. В этот момент по Каспию подошел английский флот, однако не для того, чтобы поддержать русских, а чтобы предложить им эвакуацию («союзнички» по большей части оказывали «помощь» белым, именно «эвакуируя» их то оттуда, то отсюда, то есть фактически играя на стороне их противников). Бичерахова приглашали присоединиться к совместному походу по отвоеванию Баку. Бичерахов, однако, категорически требовал, чтобы англичане, если и шли к Баку, то только под Андреевским флагом: «Каспийское море всегда было русским морем, и над ним не развевался иностранный флаг».

То, что в итоге на компромиссных условиях Бичерахов согласился оставить Порт-Петровск и направиться с англичанами в Баку, было связано с тем, что он хотел поднять над этим городом русский флаг, уверенный, что если нефтяной Баку останется в России, то и вопрос с Дагестаном будет решен. 11 ноября 1918 года русская армия покинула Порт-Петровск, впрочем, и турок вскоре отозвали, так как войну они проиграли навсегда. На несколько месяцев в Дагестане хозяйничало сепаратистское Горское правительство, которое в итоге решило «войти в состав Азербайджана», однако вскоре было свергнуто Вооруженными Силами Юга России генерала Деникина, Дагестан вновь вернулся в состав России.

Итак, подведем итог. В Дагестане 15 декабря 2018 года вполне официально, при большом стечении народа и патетических речах о «героической роли и значении шахидов в истории мусульманских народов», был поставлен памятник турецким оккупантам, которые воевали со сторонниками единства России (названными в тексте на памятнике «оккупантами»), в целях отторжения Дагестана от России и присоединения его к соседнему Азербайджану. Все это при попустительстве местной власти и сочувственных откликах в местной прессе."

https://360tv.ru/news/tekst/rossii-uzhe-nikogda-ne-budet-zachem-v-dagestane-postavili-pamjatnik-turetskim-interventam/

В украинской тюрьме убили российского добровольца ЛНР

В украинской тюрьме убили российского добровольца ЛНР.

"Две недели назад в украинской тюрьме в Дрогобычах Львовской области погиб гражданин России Валерий Иванов. Он был родом из Архангельской губернии. Десантник. Прошел Чечню. Потом отправился добровольцем защищать русское население Донбасса от агрессии укронацистов. Попал в плен и был приговорен 12 годам лишения свободы. Ему определили самый строгий режим содержания.

Иванова должны были обменять в конце 2017 года, привезли в Харьков, но в последний момент по решению Ирины Геращенко - кумы Порошенко, отправили назад.

Тело Валерия Иванова находится в Дрогобычской исправительной колонии № 40.

Украинское интернет-издание пишет: «Начальник Дрогобычской колонии Александр Купец, сразу после смерти связался с представителями Генконсульства РФ во Львове по вопросу транспортировки тела умершего в Россию и сообщил российской стороне, что у умершего есть сестра, которая живет в Архангельске. Дипломаты пообещали найти родственников Иванова, но пока реакции нет...» .

Позже появилась информация о том, что Валерия Иванова - убили... Он погиб от побоев охранников колонии, после избиения он был помещен в карцер, где не получал должной медицинской помощи. Скончался от полученных травм."

https://www.facebook.com/aleksej.toporov/posts/10156882613769320

Поправки в закон о гражданстве

Сегодня госдума приняла поправки в закон о гражданстве в третьем, заключительном чтении. Теперь для получения гражданства по программе переселения соотечественников не нужна обязательная регистрация в регионе вселения. Достаточно будет при въезде в регион встать на учет в местном МВД. Это несколько упростит жизнь русским беженцам с Украины, сократит их траты. Слабенькое, но облегчение.

Однако главное изменение - другое. Теперь президент РФ получит право "определять в гуманитарных целях категории иностранных граждан и лиц без гражданства, которые вправе подать заявление на приобретение российского гражданства в упрощенном порядке". Т.е. например, указом, все граждане Украины, въехавшие в РФ в определенный период, могут получать гражданство по упрощенной схеме.

Т.е. во главу угла ставится не национальный принцип, не национальные интересы, формализованные в законе, а ситуативная реакция узкой группы лиц. Опять вместо институтов - барская воля. Теперь Путин может бангладешцев или китайцев объявить "соотечественниками".

http://sozd.parliament.gov.ru/bill/527255-7?fbclid=IwAR0PckOjcE1e3VbtFSNYJJaB-sAI6U9C07jDI2XJD_1JXEZPM5ymL8zkB2U

Борьба за памятник тамбовским повстанцам

Отличный материал Ирины Байгуловой

"Двадцать лет в городе Тамбове идёт борьба за установку памятника Александру Антонову и участникам Крестьянского восстания. Двадцать лет в Тамбове органы власти решают задачу: забыть нельзя помнить — где ставить запятую? Для общественности этот вопрос давно решённый — забыть нельзя, памятнику быть!

О том, как всё начиналось и что происходит сейчас, рассказывают представители инициативной группы по установке в Тамбове памятника участникам Антоновского восстания.

Алексей Селиванов, председатель регионального отделения ВООПИК:

— Первую мемориальную доску в память тамбовского крестьянского восстания поставили в июне 1999 года на Набережной реки Цны, где по одной из версий захоронены братья Антоновы. Доска была снята неизвестными через две недели. Через год – 24 июня 2000 года на народные деньги был установлен памятный знак. Ночью 1 мая 2001 года и этот знак был демонтирован неизвестными. 24 июня 2002 года на этом же месте был открыт закладной камень памятника жертвам Крестьянской войны. В начале декабря 2010 года камень был демонтирован администрацией Тамбова под предлогом его очистки – по их версии кто-то нарисовал на нём свастику. Но возвратили его только в начале 2016 года после многочисленных обращений общественности. Летом 2017 года в селе Нижний Шибряй, на месте гибели братьев Антоновых была открыта памятная доска в честь павших лидеров тамбовского крестьянского восстания.

Лично я в движении памяти тамбовских повстанцев участвую несколько лет. Создал в соцсети «ВКонтакте» группу «Тамбовский партизанский край», участвовал в организации дискуссий о крестьянском восстании на Тамбовщине, 21 августа 2017 года в день начала восстания мы провели «День русской воли» в память об этом событии. В этом году провели его снова и договорились проводить его ежегодно.

Масштабы продразвёрстки того времени были таковы, что ставили под угрозу голодной смерти всех крестьян губернии и трудно представить само существование жителей современной Тамбовщины, если бы наши предки 98 лет назад не совершили свой подвиг, итогом которого стало изменение продовольственной политики всей страны (отмена продразвёрстки).

— Когда началось уже нескрываемое противостояние с органами власти? Почему одной из причин отказа в установке памятника, некоторые представители власти называют раскол общества? Разве не их отказ провоцирует такой раскол?

Алексей Селиванов:

— Как такового, открытого противостояния с органами власти нет. Их позицию, при которой они хотят сохранить нейтралитет, в т.ч. в своих обязательствах (к примеру, установка памятника повстанцам), трудно обосновать логически. Предположений можно вынести массу: большое количество бывших работников компартии в среде тамбовских чиновников, традиционный идейный нейтралитет, навеянный партией власти, страх оказаться между молотом и наковальней (нами и коммунистами), возникшие признаки левого поворота власти. Да и, в конце концов, страх перед самим образом тамбовского крестьянина, поднявшегося с лозунгом «в борьбе обретёшь ты право своё», показавшего, что простой русский мужик может заниматься самоуправлением и успешно пользоваться не только сохой, но и винтовкой. Этот факт народовластия может расцениваться современными чиновниками как акт гражданского неповиновения, на который, конечно, все имеют право, но это самое право для них «нежелательно».

На мой взгляд, сам раскол в обществе отсутствует. Ведь если присмотреться к нашим идейным оппонентам, то видно, что их противодействие решается сменой поколений, то есть, временем. Так как вопрос популяризации памяти тамбовских повстанцев нельзя рассматривать отдельно от других аспектов жизни нашего общества, с учётом назревающих общественных, политических, культурных и бытовых проблем, то можно увидеть не раскол общества на условных антоновцев и большевиков, а раскол между властью и обществом (и именно в таком порядке!).

Евгений Писарев:
— Прямого противостояния с властями не было, но было желание властей уравнять большевиков и восставших крестьян, превратить обе стороны в жертвы гражданской войны. Но большевики действовали от имени государства, пусть окончательно не оформившегося, но государства, а крестьяне отстаивали свое право на мирную жизнь. И я категорически против того, чтобы восставших считать жертвами – крестьянин, взявшийся за оружие, уже не жертва, а боец, участник Сопротивления большевизму. Именно это мы пытались донести до властей и до широких трудящихся масс. Против установки памятника антоновцам выступали лишь местные коммунисты и политические гопники. Они-то и совершали акты вандализма в отношении закладного камня. Что касается полноценного памятника участникам Крестьянской войны, то вопрос этот находится в подвешенном состоянии – власти по-прежнему боятся раскола в обществе. Памятник Ульянову-Ленину, который стоит на центральной улице города, власть не пугает. Хотя именно «вождь мирового пролетариата» стал вдохновителем уничтожения крестьянства как класса руками деклассированных бездельников и наёмников.
— Антоновцев и сочувствующих им советская власть преследовала до середины 50-х годов. Из инстинкта самосохранения тамбовчане относились к участникам восстания как к бандитам и с годами такое отношение вошло в привычку. В начале 70-х годов я работал в районной газете Кирсанова, в городе, где после Февральской революции Александр Степанович Антонов служил начальником местной милиции. Так вот многие кирсановцы относились к Антонову с сочувствием, ещё были живы те, кто помнил события начала 20-х годов. В то время я общался с местным краеведом, школьным учителем истории Фёдором Матвеевичем Лапшиным. Он собирал и записывал воспоминания свидетелей тех событий, а я по молодости и глупости не скопировал их. Тогда память о тех событиях была жива, а сегодня она безвозвратно утрачена. Однако в постсоветской России вышло немало исторических работ, посвящённых Крестьянской войне. Одна из самых значительных – сборник документов «Антоновщина», изданный в Тамбове в 1994 году и переизданный в 2007 году со значительными дополнениями. Среди краеведов популярна также беспристрастная, насколько это возможно, книга историка-архивиста из Борисоглебска Владимира Самошкина «Хроника Антоновского восстания».
В этом году в Тамбове вторым изданием вышла книга Владимира Попова об истории семьи Болтневых «Полюбившие Россию». Отец главного героя книги, Гаврила Болтнев, был активным участником антоновского восстания, и в книге приводятся скупые воспоминания его самого и его жены. После подавления восстания Гаврила Болтнев нелегально ушёл в Польшу, а его дети скитались по миру, пока не осели в США.

— На каком этапе сейчас находится борьба за установку памятника?

Алексей Селиванов:

— Наша инициативная группа начинает подготовку к 100-летию Народно-освободительного восстания крестьян Тамбовской губернии против власти Советов, которое будет 21 августа 2020 года. Мы готовим необходимую документацию для установки памятника тамбовским повстанцам. Нам нужен именно памятник - образ мужика с ружьём, олицетворяющий народную волю, а не просто памятные доски.

В те же годы, когда на Тамбовщине  повстанцы пытались отстоять свою мужицкую правду в борьбе с большевиками, разворачивалось крупнейшее Западно-Сибирское восстание крестьян. Сибирские крестьяне, как и антоновцы, выступали против продразверстки, хотели Советы без большевиков. Сумели захватить несколько городов. В Томской губернии воевал против большевиков бывший красный партизан Петр Лубков. Одним из последних отголосков нашей российской Вандеи стало трагическое и безнадежное Чаинское восстание 1931 года. Очень важно и у нас в Сибири увековечить этот опыт народного сопротивления. Чтобы помнить."

http://tv2.today/Istorii/Nepobezhdennye?fbclid=IwAR08DOrEUTJoe2_1qhXXrsqrGfdudvCP9jAEXuvoBh8rHO2xcP1X1spq--g