January 27th, 2019

Андрей Марчуков. Новороссия, раз возродившись, уже не исчезнет

В интервью EADaily кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института российской истории РАН Андрей Марчуков рассказал о своей новой книге «Новороссия. Формирование национальных идентичностей (XVIII-XX вв.)».

Почему у вас возникла идея провести историческое исследование о Новороссии?

Эта книга родилась в ходе работы над коллективным проектом «История Новороссии», в котором принимали участие сотрудники нашего Института Российской истории РАН и коллеги из ряда других научных учреждений и вузов. «История Новороссии» была издана в прошлом году. Мой раздел получился больше, чем требовалось, и я решил превратить его в книгу. Делал я это на свой страх и риск, так как моя утверждённая ранее тема звучала несколько иначе, хотя в целом Новороссия в неё укладывалась.

Ключевым словом здесь является «Новороссия». Поэтому хочу выразить признательность Учёному совету Института за то, что он утвердил рукопись к печати, и за то, что оставил в названии термин «Новороссия». Были люди, категорически возражавшие против его употребления. По принципу: «Новороссии не было, нет и быть не может, потому что быть не должно!». Это, мол, неисторично, её «придумал Путин», это шовинизм и т. п. Доводы, что сотню с небольшим лет назад неисторичным казалось писать как раз книги под названием «История Украины», где она бы представала в нынешних границах и существующей сотни (а то и тысячи) лет, переубедить таких людей не могли. Но, к счастью, подавляющее большинство коллег против «Новороссии» ничего не имело.

Почему я взялся за эту тему? Потому, что она не только интересна с научной точки зрения, но и важна с общественной, культурной и политической. Новороссия — исторический феномен, и это ясно каждому непредвзятому наблюдателю. Давно пришла пора изучать и осмысливать её историю. А для этого необходимо закладывать научный фундамент, разрабатывать самые разные аспекты истории региона — причём не как «Юго-Востока Украины», а именно как «Новороссии» и с общерусских позиций. И тогда рано или поздно концепт Новороссии займёт подобающее ему место в геополитических раскладах и вновь выйдет на политическую повестку дня.



Как это бывает, хорошо показывает уже упомянутый пример с Украиной. Перед тем, как она возникла как национально-государственное образование, украинофилы и адепты украинства занимались написанием и конструированием её истории, географии, создавали литературу. Благодаря этому идея «Украины» обрела видимость исторической реальности, о ней узнали, стали к ней привыкать. И это дало возможность адептам украинства и их российским и заграничным союзникам и покровителям заявлять о её существовании. Говорить о том, что Украина — особая страна, заселённая особой же нацией — украинцами. И добиваться своих политических целей.

А в случае с Новороссией это делать проще, потому что в отличие от Украины (в её нынешних границах) Новороссия действительно существовала как особый макрорегион России, обладавший своей культурной и национальной спецификой. Надо просто говорить правду.

Что означает «Формирование национальных идентичностей» в названии книги?

Книга посвящена вопросам формирования национальной идентичности населения этого края, прежде всего его основной части — населения русского (в прежнем, широком понимании этого термина). То есть, идентичности русской, общерусской, украинской, советской. Она о том, кем это население себя ощущало, о его национально-культурном облике, мировоззрении, о том, как они развивались и менялись во времени. А ведь это во многом определяет историческую судьбу и политические ориентации народов и государств. Так что, изучая ход складывания и конструирования национальных идентичностей населения Новороссии (и Юга России в целом, включая малороссийские земли), можно лучше понять их историю, ответить на вопрос, почему она складывалась и складывается так, а не иначе. Здесь — ключ к пониманию истории Украины и Новороссии.

Почему Новороссия оказалась территориально оторвана от России?

Новороссия существовала, сияя неповторимыми цветами в историко-культурном многоцветье России. И вдруг в XX веке всё исчезло. Осталась земля, остались люди — а Новороссии как региона со своим историческим и национально-культурным лицом вроде бы и не стало. Почему так произошло? Почему она была оторвана от России? Кстати, по сути, оторвана была и Малороссия, но с Новороссией всё ещё очевидней. Тому есть несколько причин.

Украинство считало Новороссию (причём в её широких границах) частью своей вожделенной Украины, а проживающее в ней малороссийское население — украинцами, членами особой украинской нации. А прочие народы края — не коренным населением, каковым оно было в действительности (к нему сторонники украинства относили только украинцев), а национальными меньшинствами. Великороссов же — вообще чуть ли не колонизаторами.

Давнишним союзником и покровителем сначала украинофильства, а потом и украинства была российская оппозиционная леволиберальная общественность. Она поддерживала украинофилов как «страдающих от тирании», считала их союзниками в борьбе против общего врага — самодержавия и всего существующего порядка, и потому отстаивала их просьбы и требования, защищала их интересы. И приняла созданную украинским движением точку зрения на историю края, на национальную сущность его населения, приняла его понятийную систему и терминологию.

Создали Украину и украинскую нацию большевики. Надо подчеркнуть, что попытки украинских самостийников сделать то же самое в годы революции и Гражданской войны потерпели крах — во многом из-за непопулярности в народе идеи украинского национализма-сепаратизма. Сделали всё сами большевики и советское государство. А большевики были наиболее радикальными представителями того самого российского «освободительного движения». Они впитали его отношение к национальному вопросу и к «украинскому» в частности. И со свойственными им решимостью и радикализмом опирались на украинское движение в борьбе с самодержавием, потом Временным правительством, а потом и своими противниками во время Гражданской войны.

А как выяснилось, и в борьбе против государства и общерусского единства как таковых. Это единство они напрочь отвергали, его сторонников именовали не иначе как великодержавными шовинистами. Особенно решителен и непримирим в этом вопросе был лидер большевиков Ленин. Украина и украинская идентичность становились для партийной верхушки средством разрушения «старого мира» и реализации своих целей. Ни о каком Юге России, Малороссии и Новороссии и речи быть не могло: только Украина! А кто отрицает наличие Украины и украинской нации или необходимость их создания — тот враг революции.

Итак, на судьбу Новороссии повлияли, во-первых, идейные традиции дореволюционной российской либеральной и левой оппозиции. Во-вторых, неприкрытая русофобия, захлестнувшая Советскую Россию и ранний СССР. Русский народ (великороссы) официально были объявлены нацией, «ранее угнетавшей» другие нации, в числе которых теперь вдруг оказывались и украинцы, и обязанной возмещать им ранее нанесённый «ущерб» и «обиды».

В-третьих, повлияло то, что уже в 1919 году (не говоря уже о 1920-м), после неудачи в Венгрии, Германии и Польше, дальновидным людям стало ясно, что мировую революцию разжечь не удалось, и советские республики в Европе не появятся. Надо было сохранять хорошую мину при плохой игре и продолжать доказывать, что таковые всё равно возникнут и уже возникают. А за счёт кого? За счёт своего политического и национального пространства. За счёт создания советских республик из числа народов России или тех, кого решили считать самостоятельными нациями — украинцев и белоруссов. Причём республик, в основу которых был положен не территориальный или экономический, а именно национальный принцип.

Для мировой революции Украина или Белоруссия, украинская или белорусская нации на самом деле не были необходимы. Советская Россия с Югом и западными губерниями (унитарно или в виде ряда территориальных — не национальных — республик) могла стать самостоятельным звеном в Мировой республике Советов. Но здесь вступали в дело усвоенные идеологические установки и русофобский настрой некоторых вождей революции и прежде всего Ленина, который смог убедить своих соратников, что существование Украины как национального целого — вещь необходимая (хотя многие его коллеги поначалу имели противоположное мнение).

И партийная верхушка поддержала тех коммунистов, кто (как Н. Скрыпник) выступал за создание украинской государственности и в национальном вопросе стоял на позициях украинства. И не поддержала тех, кто (как Ф. Сергеев) был убеждён, что Донбасс, Харьков, Одесса должны оставаться частью Советской России, а не Украины (пускай и советской).

И, наконец, ещё один важный момент. Отдавая промышленно развитую Новороссию в состав УССР, партийное руководство считало, что тем самым можно будет лучше и быстрее коммунизировать мелкобуржуазные крестьянские массы Лево- и особенно Правобережной Украины. И что если в республике резко увеличится количество пролетариата, это укрепит республику в социальном плане.

Чем всё закончилось, известно. Всё обернулось политикой украинизации — и бывшей Малороссии, и Новороссии, и самого русскокультурного, русскоязычного рабочего класса. Необходимость этого объясняли тем, что рабочий класс должен заговорить с крестьянством на его языке — то есть, на украинском, поскольку оно русского не понимает (хотя на самом деле крестьяне не понимали спешно создаваемый украинский язык). Лучшим средством для умиротворения крестьян была не украинизация и не наличие в республике пролетариата, а нормальный товарообмен с городом, наличие промтоваров и условий для работы на земле и реализации сельскохозяйственной продукции. То есть, факторы социально-экономические.

Вместо них им подсовывали Украину и украинизацию, в которой были заинтересованы преимущественно не крестьяне, а украинская националистическая интеллигенция. На советской национальной политике она росла как на дрожжах. Думая, что укрепляют свою власть и единство страны, большевики укрепляли украинство, украинскую идентичность (а ещё национализмы нерусских народов), тем самым, подписывая отсроченный, но неизбежный приговор советскому государству. Вот главные причины.

Так Новороссию сделали Украиной. Но хотя это наложило свой отпечаток на её судьбу и повлияло на идентичность народа, окончательно «Украиной» она не стала. Что ярко показала Русская Весна 2014 года.

Каким Вы видите будущее этого региона?

Ничто в мире не проходит бесследно. Не канула в лету и Новороссия: раз возродившись, она уже не исчезнет. Она стала фактом идейного и нравственного бытия, вошла в массовое сознание, стала фактором, определяющим идентичность. Общерусское единство — тоже исторический факт, имеющий под собой многосотлетнюю традицию. А это значит, что Новороссия — как цельный концепт или по частям — снова выйдет на политическую сцену.

Этому не сможет помешать даже то, что «проект Новороссия» (как часть общерусской интеграционно-воссоединительной идеи) старательно пытаются замолчать и на Украине, и в Российской Федерации. Пытаются подменить идеей «федеративной Украины» (теперь уже тоже подзабытой) или изначально обречёнными на провал «минскими» и «нормандскими форматами». В худших советских и постсоветско-российских традициях продолжают именовать и считать эти земли «Юго-Востоком Украины», называть происходящее там «внутренним делом украинского народа» и т. д.

Всё сказанное выше — это не геополитика и не «хитрые многоходовки». Это — путь в никуда, синоним поражения, ставшей уже привычной русофобии. А русофобия — это та причина, которая только и может погубить Россию и Русский Мир. Путь отказа государства и общества (российского и украинского) от русскости, от идеи общерусского единства, от Новороссии — это тупик.

Единственный и действенный способ преодоления и нынешних проблем России, и тех бед, в которые оказался втянут народ Украины — это возрождение общерусской идеи, реконструкция общерусской идентичности, признание за русским народом (в России, на Украине, в Белоруссии, Донбассе и других местах) его национальных, культурных, политических интересов и права на воссоединение. Причём, что важно, не только на общественном, но и на государственном уровне. И вообще признание русских историческим и политическим субъектом.

А Новороссия — это важнейший шаг на этом пути. На пути к нашей подлинной независимости, суверенитету и самостоятельности. На пути к возрождению.

Подробнее: https://eadaily.com/ru/news/2019/01/30/rossiyskiy-istorik-novorossiya-raz-vozrodivshis-uzhe-ne-ischeznet?fbclid=IwAR2obqS2aryulHWwm-atABOm1DXRyZoV0JQXsgAaQUzN6zkDLeSoYg5aXhU

Переговоры президента США Буша с Е. Гайдаром и В. Лукиным в 1992 г.

Ублюдки, особенно Лукин, врущий про 73% "украинцев" на территории бывшей УССР

"В апреле 1992 года президент США Джордж Буш-старший позвонил Егору Гайдару. Обсуждали множество различных вопросов — в том числе и Украину.

"Президент Буш: еще один вопрос. Эд Хьюитт только что вернулся из Украины. Много ли времени тратит Ельцин на выстраивание отношений с государствами бывшего Советского Союза? Я особенно заинтересован в Украине. У нас немало американцев украинского происхождения, мы относимся к ним с большим уважением. Есть вопросы связанные с ядерным вооружением. В последний раз, когда я разговаривал с Кравчуком, он с оптимизмом смотрел на быстрое разрешение основных вопросов между Украиной и Россией. Он прав или это займет много времени?

Г-н Гайдар: Это займет много времени. Президент много времени уделяет проблемам республики. В некоторых областях наблюдается быстрый прогресс, например, в отношениях с Беларусью и Казахстаном. Есть проблемы с Украиной. Конечно, мы не боимся югославского сценария в российско-украинских отношениях. Нам понадобятся новые способы установления близких отношений.

В самой Украине существует очень серьезная проблема, например, в напряженности между Западной Украиной и Киевом, проблемы с русскоязычным населением Украины. Это непросто. Украина еще не встала на курс реформ. Я надеюсь, что они ускорятся.

Посол Лукин: Это интересно. Иногда люди переоценивают значение национального вопроса в России и недооценивают его значение в Украине. Россия на 83 процента русская; Украина на 73 процента украинская.

Президент Буш: 73 процента. Кто остальные?

Посол Лукин: В основном русские.

Г-н Гайдар: Преимущественно в Крыму.

Президент: Если мы можем помочь, мы бы хотели. Конечно, это лучше оставить вовлеченным странам.

Посол Лукин: С Крымом будет сложно что-либо сделать. 5 мая Верховный Совет Крыма соберется, чтобы обсудить вопрос о проведении референдума. Они почти наверняка примут решение в пользу референдума о том, быть ли независимым или остаться в Украине. Было бы лучше отложить это в сторону, но похоже, что референдум состоится в августе.

Президент Буш: какой выбор будет на референдуме? Между независимостью, сохранением Крыма в составе Украины и присоединением к России?

Посол Лукин: Вопроса о присоединении к России не будет. Либо остатваться в Украине, либо вступать в СНГ в качестве независимого государства.

Президент: Мы желаем вам всего наилучшего".

https://bush41library.tamu.edu/files/memcons-telcons/1992-04-28--Gaydar.pdf?fbclid=IwAR1ityeW3ArzF8sMhpq6sEwtEm08DykrQTdERSRivVLBmi8OwZOPbSsUn_4

Сергей Григоров об искусственно созданной в РФ партийной системе

Сергей Григоров об искусственно созданной в РФ партийной системе, когда весь эфир и вся критика власти отданы администрацией леволибералам

См. с 12:02.

Сергей Григоров пишет:

"В обществе запрос на правую патриотическую партию, но партии нет. Про однопартийную систему ЕдРа.
Есть симбиоз власти и леволибералов.

Радикалы придушены, но именно они в публичном поле вместе с леволибералами определяют оппозиционную повестку. И это выгодно власти пугать такой оппозицией общество. Но в случае кризиса власти именно они и получат власть.

Что-то удалось сказать, что-то нет. Симптомы нашей партийной системы для России очень тревожны. Да, Ленин и большевики не вдруг возникли, ведущий не дал его поправить. Они 15 лет готовились к захвату власти, и действовали в том числе и в легальном поле, имея фракцию в Госдуме и печать. Так что не вдруг, а именно что по недомыслию власти."

В школе Якутска отказались принимать русских детей. Школа только для якутов

"Якутская школа "Айыы Кыhата" отказалась принимать русских детей, сообщил News.Ykt.Ru.
По данным портала, конфликт возник после того, как жители нового микрорайона города узнали о закрытии одной из школ и решили отправить детей в "Айыы Кыhата". Однако в учебном заведении отказались принимать заявления.
Как отмечает издание, решение руководства поддержала часть родителей учащихся, которая считает, что "Айыы Кыhата" является национальной школой, а зачисление русских детей может повлиять на "программу обучения и воспитания".
"Мы против, поскольку это противоречит концепции обучения в "Айыы Кыhата", — цитирует портал представителя родительского комитета школы."

http://news.ykt.ru/article/82631?day.theme&fbclid=IwAR0D8QLSwphih8kdA8mEaSqI5BCJZMwcDWhPqH-BC9b6g9jCpv5ZgRtjB3k

Dima

Вслед за Францией и Польшей пенсионный возраст до физиологически разумного снижает Италия

По сообщению агентства «ANSA» (показательно замалчиваемому в России), вечером 17 января правительство Италии в соответствии с ранее принятыми планами и предвыборными обещаниями входящих в него партий приняло решение, которое с 1 апреля вводит базовый (минимально гарантируемый) доход для всех граждан Италии в размере от 780 до 1032 евро и снижает пенсионный возраст, повышенный в 2011 году до 67 лет, с чем так и не смирился народ Италии, минимум на 3 года.
По схеме «квота 100» выйдет на пенсию миллион человек, что откроет для безработных 1 млн. рабочих мест (на пенсию сможет выйти любой 62-летний гражданин со стажем не менее 38 лет или более старшие граждане, сумма возраста и трудового стажа которых не менее 100).
Михаил Делягин отметил:
«Ранее реализация реформы была перенесена с 1 января на 1 апреля для частных и на 1 июня для государственных организаций один квартал для снижения бюджетного дефицита. расходы на нее в 2019 году составят 7 млрд.евро - более чем приемлемо даже для итальянского бюджета.
Во Франции президент Миттеран в 1982 году снизил пенсионный возраст с людоедских 65 до номальных 60 лет; при Саркози его повысили до 62, но первое (и едва ли не единственное), что сделал президент Оланд - в 2012 году вернул его обратно на 60 лет.
В странах с высоким пенсионным возрастом, как правило, существуют весьма комфортные и популярные схемы, позволяющие выйти на пенсию раньше с небольшими потерями; в Германии, например (где пенсионный возраст с 65 лет в 2012 году вырастет до 67 лет в 2029), ими в 2012 году воспользовалось 48% (в 2000 году их было всего 14,5%).
Таким образом, в развитых и сравнительно демократических странах в неизмеримо большей мере, чем в России, учитывают физиологию человека и стараются заботиться о нем, а отправить сразу после пенсии, как отметил президент В.Путин в 2015 году, «в деревянный макинтош».
И даже в Польше в 2018 году пенсионный возраст снижен с «европейских» 67 лет до 65 для мужчин и 60 для женщин (он был людоедски повышен до 67 лет в 2012 году), причем в 2020 году предполагается рассмотреть возможность нового снижения.
А росийские либералы уверенно демонстрируют, что (как при отрицании прогрессивной шкалы подоходного налога) все их ссылки на «мировой опыт» – не более чем наглая пропагандистская ложь, служащая делу разграбления нашей Родины и растаптывания нас как народа»
http://worldcrisis.ru/crisis/3264670?utm_source=subscr&utm_medium=mail&utm_campaign=best