February 24th, 2019

К.А. Крылов о статье Суркова про "глубинный народ"

"Что касается Оговорки Канделаки (про поворот к национал-социализму) – тут я даже и комментировать-то это боюсь. Начнёшь на такие темы говорить, тут-то тебя самого и обвинят в чём-нибудь ужасном. И опять намекну: Канделаки вообще-то права, но не в целом, а по частям. То есть: в РФ и есть национал-социализм: тем, у кого есть нация, полагается национал (и жирные ништяки), а всякому быдлу – социализм (то есть хрен без соли и работа на дядю с национальностью).

Ну а теперь с чистой совестью приникнем к Суркову, к этому неиссякаемому источнику смыслов.

Если путинские послания обращены к Федеральному Собранию, то статьи Суркова можно назвать послания к Владимиру Путину. Он, Путин, является первым и единственным читателем этих эпистол. Сурков публикует их в открытой печати только по одной причине – чтобы Путин не мог сказать, что он письмишка не прочёл, так как оно затерялось по дороге или его похитил Сечин. Но вообще-то все читатели, кроме Путина – лишние. Поэтому свои послания Сурков зашифровывает. Но не очень сильно, а так, только чтобы не говорить в лоб и не нести за это дискурсивной ответственности.

Скажем только (это нам понадобится в дальнейшем), что рассуждения о «честности» российского государства (которое не стыдится своих мерзостей и не скрывает их, и этим привлекательно) являются, по сути, официальным подтверждением учения об обратном карго-культе – то есть веры в то, что у белых людей самолёты тоже из соломы и навоза, но они ловчее притворяются. Сурков именно это и излагает: да, мы мерзавцы, но мы честные мерзавцы, в отличие от западных бесчестных мерзавцев. Ну и всё, что из этого следует, вплоть до знакомого «что тут в России не строй, будет вот именно то, что есть сейчас, и другого не будет».

Однако это всё гарнир. Главное блюдо в сурковской статье – это рассуждение о некоем «глубинном народе», который, оказывается, адекватен Путину.

Заметим – этот народ нигде не назван русским. Хотя само это слово у Суркова встречается: упомянута «русская история», «русский мир», «русский политический алгоритм» и даже «русское государство». Но самих русских нет, они не названы, и это принципиально. Вместо них – «глубинный народ».

Что же это за народ? Сурков говорит прямо, что этот народ не равен «населению» или какой-то его части, это что-то иное. Скорее, это какое-то потаённое свойство «населения», которое находится где-то в глубине, но иногда проявляется, выступает на поверхность. Некоторые в это свойство не верят, считают, что его нет. Но эти некоторые ошибаются. Потаённое есть, есть! И путинское государство находится с этим потаённым в особых, тесных отношениях. Поверх не только государственной машины, но и населения как такового. Оно, население, может не любить путинское государство и не доверять ему. Но вот то, глубинное – оно Путину и его государству (страшному и мерзкому на вид) доверяет абсолютно. «Современная модель русского государства начинается с доверия и на доверии держится» - заявляет Сурков.

Так что же это за «глубинный народ»? Что это за внутренний человек, который скрывается в каждой единице населения, молчит и доверяет Путину? И как нам опознать его?

Ответ проще, чем вам, может быть, кажется. Достаточно чуть-чуть переформулировать вопрос: кто прячется внутри русского?

Ответ известен всем. «Поскреби русского – найдёшь татарина».

Немного подробностей. Фраза известна как перевод с французского – «grattez le russe et vous verrez le Tatare». Часто её приписывают де Кюстину, якобы написавшему это в своей главной книге. Разумеется, всё, что сказано на французском языке, для русского является непреложной истиной, а уж де Кюстин является сверхавторитетом во всём, что касается России (во всяком случае, сейчас для интеллигентного русскоязычного человека это абсолютно так). Если кому-то Кюстин всё же несимпатичен – народная молва приписывает данную фразу всем замечательным людям, от Наполеона и Жозефа де Местра и вплоть до Карамзина, Пушкина, Вяземского и даже Достоевского (у него оно встречается в «Подростке»). Если вас интересует авторство афоризма, можете почитать об этом здесь. Но не это важно, а важно то, что истинный адресат послания Суркова – Путин – эту фразу знает и полностью с ней согласен. Некогда на пресс-конференции в ходе саммита РФ-ЕС Путин заявил: «Что такое в современном мире быть… "чистым русским” без всякой примеси? У нас, знаете, говорят: каждого русского, если "потереть” как следует, там татарин появится». Заметим: для Путина это именно родная мудрость – говорят-то «у нас». Подразумевается, что это «мы сами о себе говорим», ага.

Заметим, что фразочка воспринимается как обидная. Быть татарином, в общем, плохо – так как «татарство» воспринимается как дикость и варварство. Однако в рамках практикуемого Сурковым обратного карго-культа признание себя варварами и дикарями, а также и татарами – это не баг, это фича. То есть достоинство. Да, говорит Сурков, путинское государство, поскребя население, обнаружило и опознало внутри него внутреннее татарство, и к нему-то и апеллирует. И это хорошо и правильно, на этом оно стояло и стоять будет.

Следующий шаг очевиден. Путинское государство – это государство татарское и для татар. Русские и русское понимается лишь как оболочка, причём оболочка ветхая. Которую мы пока не вполне сбросили с себя, но это дело времени. Собственно, русских никаких вовсе нет: есть лишь не познавшие себя татары.

Однако не следует понимать «татар» как название всего лишь одного (или трёх, как считают некоторые) народов, проживающих в Татарстане или в Крыму. Следует помнить, что во времена, когда фраза была сказана, «татарами» называли практически всех тюрков. В Российской Империи «татарами» назывались карачаевцы и балкарцы, ногайцы, азербайджанцы, хакасы, шорцы, кумыки и ещё ряд народов. Само же слово происходит из китайского, где словом «та – та» называли грязных (но опасных) варваров. По сути дела, «внутренний татарин» - это тот же самый персонаж, что и тайный узбек, потаённый кыргыз и прочие знакомые нам сущности.

Теперь зададимся вопросом: коль скоро внутренний народ – это «татары», не следует ли предпочесть явного «татарина» (а также узбека и особенно кыргыза) тайному? Не удобнее ли иметь дело сразу с «татарином», не тратя время на преодоление русской оболочки? Не следует ли вслед за великим Блоком провозгласить – да, скифы мы, да, азиаты мы! И сказать: да, русская идея найдена, и это идея татарская. Татаризация – вот наш путь. Населить Россию различными татарами, самим стать татарами, раствориться в татарстве. Тем более, сейчас все остальные народы преступно забывают своё гордое прошлое. Даже в Монголии, этом оплоте дикарства, сейчас демократия, многопартийность, свобода слова и прочие мерзости. Но должен же кто-то сидеть на кошме, давить вшей, жрать ногу дохлого осла и ненавидеть растленный Запад! Вот мы и сядем на эту кошму. А Сурков, Путин и тутти фрутти с самолёта будут с нами коммуницировать, посылать нам лучи любви и добра. Ну разве это не величаво?"