February 28th, 2019

Крылов о Малашенко

"В прекрасной испанской провинции Андалусии, в элитном посёлке Сотогранде, в ночь на 25 февраля покончил с жизнью российский бизнесмен, интеллектуал, управленец западного типа, создатель телеканала НТВ и супруг Божены Рынской, Игорь Малашенко.

В последние месяцы Малашенко попадал в новости исключительно как «муж Божены». Суть дела была в том, что прежняя супруга, Елена Пивоварова, пыталась вытащить из него через суд как можно больше денег, и в том преуспевала. На разделе имущества Игорь вроде как потерял состояние. Божена регулярно писала в соцсетях, как бывшая (она называла её «гангреной») обдирает Игоря. Дело дошло до того, что Малашенко вынудили – через суд - жить на 250 долларов в день. Не стоит язвить, для людей с положением Малашенко это действительно небольшие деньги. Но всё-таки полной нищетой назвать это нельзя, да и совсем уж нищим его назвать было затруднительно. Он обладал недвижимостью в США, Великобритании и Испании, а также несколькими квартирами в Москве и загородным домом в элитном подмосковном поселке Чигасово. Да и вообще: не такой это был человек, чтобы убиваться из-за денег.

Пишут также, что у него была клиническая депрессия. Это не когда у человека плохо на душе, а вот именно болезнь, с обратным захватом серотонина нейронами. Продолжительная клиническая депрессия вполне может привести к суициду. Правда, тогда непонятно, как это он разъезжал по миру, не думая о собственном состоянии, даже без лекарств. Если так – то, значит, не берёг он себя, нет.

Способ ухода – он повесился в собственной спальне – напоминает о других известных удавленниках. Например, о Борисе Березовском. Вероятно, пойдут слухи, что ему (как и Березовскому) помогли. Если даже и так, мы этого никогда не узнаем точно. Да и вообще: сейчас такое время, когда верить новостями всё сложнее. Если вдруг Малашенко кто-нибудь заметит на пляже в Малибу, многие не поверят, но никто не удивится. И не такое бывало.

Однако с прежней жизнью-то он простился в любом случае. И, пожалуй, стоит вспомнить - кем он был, что он нам дал.

Игорь Малашенко родился в семье советской суперэлиты. Его отец – генерал-лейтенант, заместитель начальника штаба Объединённых Вооружённых Сил государств - участников Варшавского договора, профессор, член-корреспондент Академии военных наук и вообще Большой Человек Anchor[1]. Он учился в хорошей школе, закончил философский факультет МГУ. Сам он впоследствии говорил, что оказался там «по глупости», что быстро и понял. Диссертацию он защищал уже не по позорному «марксизьму», а по Данте. Потом его взяли в сверхгиперпрестижный Институт США и Канады. Оттуда он вышел старшим референтом международного отдела ЦК КПСС. В 1982-1983 стажировался в Вашингтоне. По советским меркам это был уровень божества, за такое счастье любой советский карьерист был готов убивать – ну или лизать ноги начальства, лишь бы только хоть чуточку пожить в капиталистическом аду. Предупреждая дальнейшее: Игорь Малашенко туда не только попал, но, похоже, чему-то научился.

Горбачёвские перемены он воспринял правильно. Участвовал в работе «Группы нового политического мышления», а из неё пересел в кресло консультанта аппарата президента СССР. Говоря по-нашему, он возглавлял отделение пресс-службы Президента, работавшую с западной прессой.

В конце октября 1991 года Егор Яковлев предложил Малашенко должность политического директора телекомпании «Останкино». Сам Малашенко в одном интервью назвал её «малопонятной». Он немного слукавил: должность была как раз очень даже понятная. «Политический директор» на советском языке – это идеологический смотрящий, осуществляющий цензуру и направляющий политическую линию. Должность требует специфических качеств, которыми покойный, видимо, обладал. Далее он стал гендиректором, а затем и. о. председателя телерадиокомпании «Останкино». И прокололся всего один раз: пропустил в эфир сюжет об осетино-ингушском конфликте. Игнуши наорали на россиянское начальство, оно уволило всех причастных. Егор Яковлев вылетел из кресла руководителя ВГТРК, на его место поставили Вячеслава Брагина. С Брагиным он работать не смог – тот был, по его словам, «чудовищным аппаратчиком». Поэтому Малашенко вместе с группой товарищей хлопнул дверью. А в июле 1993 года было зарегистрировано ТОО «НТВ». Это была первая в истории РФ частная телекомпания. Финансирование которой взяла на себя группа "Мост" Владимира Гусинского Anchor[2].

Сейчас, глядючи на физиономию этого самого Гусинского, недоумеваешь – что, вот этот самый человек потрясал устои и был некоронованным королём российских СМИ? «Да на нём же всё написано». Ну да, этот самый. Не боги горшки обжигают, а дурацкий российский горшок так и в вовсе.

Напомним факты. Гусинский по образованию был театральным режиссёром. Дипломный спектакль в ГИТИСе он ставил по мольеровскому «Тартюфу» (что, учитывая дальнейшее, более чем символично). В начале 1980-х в Москве заведовал художественно-постановочной частью Международного фестиваля молодёжи и студентов 1985 года, был главным режиссёром культурной программы для иностранных участников Игр доброй воли, и вообще «проводил всякие мероприятия». Это требовало специфического советского умения «договариваться», «входить в кабинеты» и так далее. То есть сочетания смекалки, наглости, умения кидать понты и выходить сухим из воды. Собственно, качеств «крупного авантюриста», как называли таких людей раньше. В приличном государстве людей с такими свойствами ловят и сажают. Но россиянский капитализм с самого начала задумывался как афера, мошенническое предприятие. Соответственно, именно такие люди оказались востребованы.

В 1986 г. Гусинский с товарищем создал кооператив под названием «Металл». Они занимались производством женских украшений, строительством металлических гаражей. Бранзулетками он занимался до 1988 года, когда он создал консультационно-информационный кооператив «Инфакс». Формально кооператив занимался «консультированим в сфере права и финансов», а на практике – сводил бизнесюков и начальство, за что имел свою дольку малую.

«Мост» был создан в 1988 как «совместное предприятие с американцами» (тогда это было в моде и давало некоторую защиту от наездов). Потом, благодаря дружбе с Лужковом и его шайкой, «Мост» раздулся, создал всякие там «Мост-банки», а в 1992 дорос до «холдинга АО группа «Мост». Занимались они скупкой лучшей московской недвижимости за копейки, на чём чудовищно раздобрели. Дружил Гусинский также с тогдашним министром финансов Фёдоровым (тот сделал банк Гусинского уполномоченным банком правительства РФ и агентом по продаже "золотых" сертификатов Минфина), получал какие-то немыслимые кридиты и вообще жил кучеряво.

При этом – что важно – Гусинский всегда всё про себя понимал, иллюзий не испытывал. Он знал, что он никакой не «бизнесмен», что он маравихер и торгует воздухом. Это его в дальнейшем очень выручало по жизни.

Идея создать систему СМИ, которые стали бы орудиями политического влияния, вряд ли пришла бы в голову Гусинскому самостоятельно. Это ему кто-то подсказал. В СМИ Гусь (как его к тому времени уже все звали) не разбирался, в том числе – в экономической стороне дела. То есть не знал, во что ему это обойдётся.

Сначала он завёл себе ручную газету «Сегодня», с Леонтьевым. И почти сразу замахнулся на телеканал.

Малашенко сосватал Гусинскому Киселёв. При первой встрече они смотрели друг на друга как существа с разных планет. Но довольно быстро сошлись – как люди одной крови.

Написав предыдущую фразу, я понял, что меня могут понять превратно. Хорошо, договорим до конца. Гусинский, пока жил в России, всячески выпячивал еврейское происхождение. возглавлял РЕК и вообще активно играл на этом поле. Но именно что играл. Ставил пьесу «страшный всемогущий еврей» с собой в главной роли. По сути, это была торговля своей кровью, то есть мошенничество. Евреев тут боятся и перед ними лебезят (по причинам, о которых говорить было бы долго), так что это работало.

Что касается идентичности Малашенко. Он был советский человек из номенклатуры, которому было дозволено считаться нерусским. Однажды он заявил под камеру: «Я не русский. По крови я украинец, а по самоощущению космополит». Понятно, что никаким «украинцем» он не был – просто демонстрировал, что он не русский, в смысле не жертва советской системы (русский в советской системе = жертва), а её выгодополучатель. Но отречение от своей крови – такое же мошенничество, как и торговля ею. Так что с Гусинским у них было нечто общее. А именно, самоощущение.

Теперь, наконец, об НТВ, главном творении Малашенко.

Всю частную собственность в РФ тех лет создало государство, раздав правильным людям бывшую советскую собственность. НТВ исключением не было.

НТВ начало вещание в августе 1993, сразу после путча, когда Ельцин уничтожил единственный демократический институт в РФ. После отработки и слаживания команды, 17 января 1994 года НТВ вышло в эфир на четвертом федеральном канале. Указ подписал лично Борис Николаевич Ельцин. Первое время НТВ вещало начиная с 18.00 (утро отдали «Российским университетам», были такие). После успешных выборов 1996 года Ельцин в благодарность отдал НТВ всю кнопку целиком. За услуги связи НТВ платило по госрасценкам (ни до, ни после такой халявы не было ни у кого). Под развитие НТВ Гусинский постоянно брал кредиты у государства и получал их. А чего вы хотели: всё, что умеет жулик – это брать в долг и не отдавать, на этом всё и строится. Гусинский всю жизнь этим и занимался: брал и не отдавал. И предпочитал иметь дело именно с государством – российским, конечно же.

Сейчас говорят, что НТВ было равно сумме фамилий «Добродеев – Киселёв – Арсеньев - Малашенко» плюс несколько теневых фигур (типа Шмуковича, который крутил-вертел денежки). Мы это отметим, но не станем развивать тему. Мы всё-таки о Малашенко.

Насколько слов о названии канала. Сейчас все повторяют, что НТВ «никак не расшифровывается», это великий Малашенко так пошутил – дескать, понимайте как хотите. Я предполагаю, что он имел в виду нечто вроде HTV, High TV. Не в смысле разрешения экрана, разумеется.

Кстати об этом. Сейчас Малашенко выставляют каким-то гением телевещания. Разумеется, никаким гением он не был, просто пожил в Америке и читал две-три базовые книжки на английском – как делать нормальное телевидение. Но на советских неизбалованных людей всё это производило огромное впечатление. Например, все до сих пор ахают: ах, Малашенко ввёл сетку передач. Ну то есть когда все знают, что после новостей в 21:00 идёт свежий импортный фильм до 22 с чем-то. Открытие-то какое! Или: Малашенко наладил систему продажи рекламы на НТВ. То есть сосредоточил это дело в собственных руках и поставил жёсткие цены. Для этого, конечно же, надо было быть сверхмыслителем, жан-жак-руссом и макиавеллием Anchor[3]! Ещё ему удавалось покупать у иностранцев хорошие импортные фильмы по умеренным ценам. Вероятно, он торговался – а все прочие вчерашние советские люди это делать стеснялись и у западников всё покупали втридорога. Хотя вообще-то западники считали (и справедливо считали) ельцинскую Россию нищей помойкой, и готовы были сбывать туда медийный продукт по бросовой цене, чтобы хоть что-то получить.

Однако надо понимать и другое: на фоне той омерзительной африканской жижи, которую представляло из себя – и представляет сейчас - российское телевидение, НТВ смотрелось лучом света в тёмном царстве. Малашенко делал всё по грошовой американской книжке, но это было в миллион раз лучше, чем то, что могла сделать советская инвалидная комапда. Мэтры и гранды советского телебаченнья настоящего (то есть американского) телевидения просто никогда в жизни не видели. И простейших вещей не понимали – и даже не думали, что там вообще есть что понимать. На Западе Малашенко не взяли бы даже на провинциальную радиостанцию, а тут он раздулся в «фигуру». Ну так в стране слепых и кривой – король.

Теперь о том, чем «старое НТВ» запомнилось. Это были три медиа-кампании. Первой была война НТВ на стороне «Чеченской республики Ичкерия». Второй – выборы Ельцина. И третьей – уничтожение «старого НТВ» руками Йордана и Коха (в этой последней кампании НТВ выступило в главной роли).

Начнём с «Ичкерии».

Чем на самом деле была Первая чеченская война и какие цели преследовала, наша публика так до сих пор и не поняла. Мы этот момент тоже пропустим, во избежание ненужных споров на пустом месте. Скажем только, что очень похожая игра – в одни ворота– сейчас ведётся с Украиной: РФ делает всё возможное, чтобы укрепить украинскую антирусскую государственность, в том числе и то, что кажется «враждебными действиями». И тогда тоже так было – все эти «басаевы-дудаевы» были частью той невидимой и всемогущей силы, которая уже сто лет управляет территориями бывшей Россiйской Имперiи, убитой в 1917 году… Но для неосведомлённого наблюдателя картинка выглядела так: есть Россия, воюющая с чудовищным русоедским дудаевским режимом, и есть этот самый режим. Частью которого – вдруг! – стала телекомпания НТВ. Которое гнало на всю страну бешеную прочеченскую пропаганду.

Маленькое уточнение. Прочеченской пропагандой – с ведома и одобрения ельцинского государства – занимались тогда очень многие, вплоть до самых неожиданных персонажей. Помню, как я в те годы почитывал газету «Завтра» и наивно удивлялся бешеным восхвалениям «несгибаемого духа чеченских воинов» (это в «античеченских» вроде бы текстах). Но НТВ отличалось от всех прочих тем, что выступало на стороне чеченцев абсолютно открыто. По исследованию Генштаба 1996 года, до 80% всех видеосъемок НТВ боевых действий велось со стороны чеченских боевиков или же использовались пленки, снятые на стороне сепаратистов.

Егор Холмогоров в своей статье о Малашенко называет его «полевым командиром «Ичкерии» высокого ранга». На мой взгляд, это несколько неуважительно. Ранг человека определяется его положением в пищевой цепочке. Полевого командира можно было убить, журналиста – в том числе с НТВ – как минимум, подержать в зиндане и «сделать с им всякое интересное». Малашенко нельзя было и пальцем тронуть.

Роль НТВ в проигрыше Первой чеченской и подписании сверхпозорных «хасавюртовских соглашений» не стоит преувеличивать, но ни в коем случае и нельзя преуменьшать. По сути, именно НТВ сделало капитуляцию России чем-то неизбежным в глазах российского же общества. Именно оно внушило большинству русского населения, что чеченцы абсолютно непобедимые воины, за которыми стоит правда, а «федералы» - это жалкие, смешные цыплята, годные только на то, чтобы им резали горло.

Брали ли НТВшники деньги у чеченцев? Люди в теме – например, председатель Комитета II Госдумы по безопасности Виктор Илюхин – говорят, что да, называли конкретные суммы. Но нет никаких сомнений, что сотрудники НТВ работали не столько за доллары, сколько за совесть. Русских и Россию они искренне ненавидели, в том числе и те, кто сами были «русскими» – но которые переживали это как позор и стигму и хотели любой ценой выписаться. Прочеченская кампания была отличным способом заработать себе репутацию настоящего русоеда и быть допущенным к настоящим делам (других не пускают, и все это знают). Так что всё это было весело, задорно, с огоньком. И – талантливо, ага.

Для меня лицом Первой чеченской войны навсегда останется Татьяна Миткова Anchor[4]. Когда я видел на экране эту тётку со скошенными от постоянной честности глазами, я понимал – передо мной лицо дьявола, лицо торжествующего и безнаказанного Зла с Большой Буквы. Она так смаковала катастрофы российской армии, так любовалась боевиками, так наслаждалась расстрелами «федералов» Anchor[5] - как малинку кушала. Эта милая женщина, у которой с губ капала кровь русских солдат, за свои труды получила орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени, орден Почёта, орден Дружбы («за большой вклад в развитие отечественного телерадиовещания и многолетнюю плодотворную работу») благодарность Президента Российской Федерации Путина («за информационное обеспечение и активную общественную деятельность по развитию гражданского общества в Российской Федерации») и кучу разнообразных ништяков. То есть всё, что она говорила и делала, благословлено, одобрено или хотя бы прощено россиянским государством. Вот именно так это и надо понимать, да… Однако Миткова просто работала лицом, а Игорь Малашенко занимался организацией процесса. За каждое слово, произнесённое на экране, отвечал он лично.

Не менее значимой была его роль в переизбрании Ельцина в 1996 году.

Про эти выборы написано столько, что я уже и не буду усугублять. Скажу только, что Хасавюртовская капитуляция и выборы Ельцина были единым целым, я бы даже сказал – выборы Ельцина были продолжением капитуляции и её логичным завершением.

Но по порядку. Стоит упомянуть конфликт Гусинского с Коржаковым. По официальной легенде, страшный Коржаков так наехал на Гуся, что тот (трусливый, как все жулики) быстренько уехал в Лондон и собирался избавиться от непрофильных активов, в том числе от НТВ. На исторической встрече Гусинского с руководством канала (1995, Лондон, гостиница Lanesborough) все высказались за закрытие, кроме Малашенко – который, дескать, убедил Гуся, что с НТВ в руках он может запугивать власть как хочет, а также и дальше брать кредиты (любимое занятие) у бизнесюков, которые боятся разоблачений в СМИ. Гусинский ему поверил, вернулся в РФ и отбился от Коржакова. А в 1996 и вовсе помирился с ельцинской семьёй: встретился с ЕБНом в Давосе и навешал ему на уши какой-то особенно наваристой лапши.

Коржаков стоял за то, чтобы выборы отменить. Ельцин и его люди решили, что в перспективе это подрывает легитимность власти, и выборы – какие-никакие – надо провести. И весьма логично, что это дело доверили недругам Коржакова и его людей Anchor[6].

Историю «коробки из-под ксерокса», надеюсь, читатели помнят. Кончилась она тем, что Ельцин уволил Коржакова, Барсукова, «и их духовного отца — господина Сосковца», как срифмовал торжествующий Чубайс.

Именно с этого момента и понеслась та самая знаменитая кампания 1996 года. Руководить которой Чубайс и его люди доверили именно Малашенко.

Разумеется, нужно понимать эти слова правильно. Стратегию выборов определял Чубайс с ельцинской семьёй, а работу с регионалами вёл Черномырдин. Однако вся медийная часть была именно на Малашенко. Который сдружился с Татьяной Юмашевой и Семьёй в целом.

Сейчас уже никто не скрывает (даже власть), что выборы были фальсифицированы, что Зюганов выигрывал в первом же туре, что большинство населения России голосовало за него – то есть против Ельцина. Роль ельцинских СМИ была не в том, чтобы заставить измученных русских людей голосовать за пьяное чудовище. Их роль была в том, чтобы большинство поверило, что это сделали другие.

Им это удалось.Collapse )
https://www.apn.ru/index.php?newsid=37724
гоню телегу
  • kornev

Последний штрих в декорациях ядерной войны

Недавно по сетям пронеслось бурное обсуждение статьи известного автора. На фоне прочей российской публицистики, текст действительно не безынтересный и даже блещет некоторой концептуальной новизной. Например, в нем сделана попытка перевести в позитивный формат термин «путинизм», который ранее использовался в основном в критично-ироничном ключе. А также вводится остроумный концепт «глубинного народа» (об этом концепте, а также о его органичной связи с понятием «советский народ» и явлением «татаро-монгольское иго», поговорим как-нибудь в следующий раз). Но по-настоящему значим в этой статье только один момент: предложение провозгласить от имени России идеологический «джихад», что тут же сделает ее виновной по умолчанию в каждом политическом кризисе в любом уголке мира. Если сегодня выискивающие «руку Кремля» должны в каждом конкретном случае придумывать правдоподобный мотив российского вмешательства, то автор любезно предлагает избавить их от этих затруднений. У них будет универсальный мотив на все случаи жизни: «Крейзи рашен везде и повсюду стремятся дискредитировать демократические ценности и насадить свой любимый путинизм». Как и следовало ожидать, западной публикой эта часть послания не оставлена незамеченной, ее оживленно обсуждают. Collapse )