November 12th, 2019

Винни-Пух

клоачная интеллигенция


Напомню, ежели кто позабыл. Пару недель назад великий кишлачный мудрец Гусейна Гуслия, известный публике под псевдонимом Гасана Ченгизовича Гусейнова, выступил с блистательной культурологической и нравственной проповедью. Он напомнил русским дикарям, что те оторвались от корней истинной (азиатской) культуры, впали в позорную ксенофобию и перестали обогащаться от мудрости более «умных и человечных людей». Ну, короче говоря, в видах приобщиться к высшей культуре русские обязаны читать кыргызские и туркменские газеты. Не может русский считаться культурным человеком, если он благоговейно не законспектировал Рухнаму. Да, высокородный Гусейн Гуслия, как и вы олухи, тоже не читал кыргызские и туркменские газеты. Но ему позволено, он расовый гений. В советской Грузии имелись целые деревни кандидатов и доктор наук. Можете представить с каких вершин мировой культуры к вам, клоачные русские создания, обращается бакинский еврей. Смиренно поблагодарите за науку и усердно обратитесь к азиатской премудрости.

Вадим Степанцов

Осёл-профессор

(Восточная басня)

Ишак по-человечьи начал говорить
И первым делом стал людской язык корить,
Что-де нелепый он, неблагозвучный,
Неяркий, неэмоциональный, скучный.

+ + +

Collapse )

Гасан Гусейнов: "Моя позиция, что русский язык прекрасен, и в разные эпохи своего существования был замечательным. А сейчас ему не повезло, потому что на нем говорят болваны"

Система Торгсинов в СССР

Из интервью Е. Осокиной "Кольте"

"Исследование показало, что роль Торгсина была огромной. Он был одним из главных и экстраординарных источников валютного обеспечения индустриализации. Сами люди, порой вопреки своему желанию, профинансировали индустриальный проект. Чтобы пережить голод, им приходилось идти в Торгсин, в его валютные магазины, где можно было получить продовольствие и товары в обмен на ценности — золотые и серебряные монеты царской чеканки, украшения, наличную валюту, бытовые предметы. Государство хорошо заработало на Торгсине. Ценности, которые он скупил и которые затем были переплавлены и проданы на мировом рынке, в первой половине 1930-х покрыли пятую часть импорта оборудования, промышленного сырья, технологий. Это очень много.
...
Во время голода, когда в интересах собственных граждан следовало бы понизить цены на продукты в Торгсине и уменьшить экспорт зерна за границу (тем более что в условиях мирового кризиса цены на зерно резко упали и были невыгодны для экспортеров), Советское государство наращивало физические объемы экспорта зерна, а цены в Торгсине на товары голодного спроса — муку, сахар, крупу — в самое страшное время, зимой 1933 года, были повышены два раза подряд. Правительство открыто в своих директивах требовало повышать цены и ругало руководство Торгсина за то, что оно «прошляпило голод». Государство использовало безвыходную для людей ситуацию, чтобы максимально выкачать валютные ценности на осуществление приоритетных для себя задач.
...
Карточная система, которая существовала в СССР официально на всесоюзном уровне с 1931 по 1935 год (хотя карточки на местном уровне появились еще в 1928 году), на помощь социально слабым ориентирована не была. Карточки стали еще одним довольно жестким инструментом поощрения и наказания при выполнении программы индустриализации. Население было разделено на группы в зависимости от непосредственного участия в промышленном производстве. Индустриальные рабочие и инженеры получили лучшие нормы снабжения и возможность купить продукты по низким ценам, как в целом и жители больших индустриальных городов. Крестьяне — более 80% населения страны — не получили пайковых карточек, оказавшись за бортом системы государственного снабжения. Они должны были заботиться о себе сами. Привилегии были и у военных, потому что шла подготовка к войне. Они получали специальный красноармейский паек. Ну и, конечно, элита сама себя не забыла. Правительственное снабжение было самым лучшим.

Даже дети были поделены на группы в зависимости от промышленного статуса их родителей. Те, чьи родители работали на крупных промышленных предприятиях или жили в крупных промышленных городах, получали лучшие иждивенческие пайки. А дети такого же возраста и с теми же потребностями, которые жили в малых городах и чьи родители непосредственно не участвовали в промышленном производстве, фактически государством по карточкам не снабжались.
...
В книге я привожу пример пайка, который получали жители Дома на набережной (о нем писал Юрий Трифонов, а сейчас вышла прекрасная книга Юрия Слезкина «Дом правительства»). Месячный правительственный паек включал 4 кг мяса и 4 кг колбасы; 1,5 кг сливочного и 2 л растительного масла; 6 кг свежей рыбы и 2 кг сельди; по 3 кг сахара и муки (не считая печеного хлеба, которого полагалось по 800 г в день); 3 кг разных круп; 8 банок консервов; 20 яиц; 2 кг сыра; 1 кг черной икры (!); 50 г чая; 1200 штук папирос; 2 куска мыла; также литр молока в день, кондитерские изделия, овощи и фрукты. Особенно поражает в этом списке килограмм черной икры в месяц. "