February 3rd, 2021

Система распознавания лиц теперь ищет тех, кто выходил на митинги. Их останавливают прямо в метро

Система распознавания лиц теперь ищет тех, кто выходил на митинги. Их останавливают прямо на входе в метро А к некоторым приходят домой

У московской цифровизации есть и другая сторона, о которой скептики заговорили сразу же после внедрения системы распознавания лиц. Технология, которая должна была помогать искать преступников (получалось не всегда) и контролировать соблюдение карантина, сейчас используется для задержания людей, выходивших на митинги. Недавно несколько человек остановили в тот момент, когда они пытались попасть в метро. Рассказываем, как информационные технологии в Москве из приятного дополнения к городской жизни превратились в инструмент, используемый для политического давления.

Задержание в метро

В воскресенье, 31 января, москвичка Ольга спустилась на станцию метро «Бунинская аллея» и зашла в вагон поезда, следующего в сторону центра, но ей тут же пришлось выйти вместе с полицейскими. Они сказали, что на девушку указала система распознавания лиц как на человека, на которого составлена ориентировка. Система смогла узнать Ольгу, несмотря на то, что она была в защитной маске. Полицейские проверили паспорт и отвели девушку в дежурную часть. «Полицейские будто бы сами не очень понимали, что происходит. Они сказали, что я есть у них в базе, причем меня добавили туда дважды. Один раз 10 марта 2020 года, что странно, так как тогда никаких политических акций не происходило, второй раз — 30 января. В базе я числюсь как активная участница митингов», — говорит Ольга. Она подтверждает, что была 23 января на Пушкинской площади, но фотография, которую показали полицейские, была сделана не там — это легко определить по отсутствию маски, шарфа и шапки.

Ольга рассказывает, что решила не качать права, а просто удалила из телефона приложения Telegram и «ВКонтакте» и поехала в отделение полиции. Там выяснилось, что городские камеры засекли девушку дважды — 23-го днем на «Пушкинской», а вечером — на «Цветном бульваре». Ольга уверена, что здесь есть ошибка: на «Цветном бульваре» она в тот день не появлялась, зато заходила на станцию вечером 30 января. В отделении девушка провела около восьми часов и дала объяснение, что в тот день искала на «Пушкинской» где поесть. Ей предстоит прийти в полицию еще раз 5 февраля.

Досье на участников митингов

Похожие ситуации произошли еще с несколькими горожанами. Фотограф Георгий Малец написал, что его задержали на «Тверской» (митинг 23 января он снимал по редакционному заданию) и предупредили, что он «стоит на учете как политический». Георгия допросили как свидетеля, продержали в отделении более трех часов и отпустили без составления протокола. На входе в метро «Бауманская» задержали Михаила Шульмана, тоже допросив его как свидетеля.

А к историку Камилю Галееву полицейские пришли домой. Его адвокат Михаил Бирюков написал, что в распоряжении полиции оказались фото не только с «Тверской» 23 января, а еще и из паспорта и соцсетей. Галеев ведет телеграм-канал об истории «Высокая порта», сотрудничал с «Новой газетой», и об этом в полиции тоже знали. То есть система распознавания лиц не только узнает на улицах и в транспорте конкретного человека, но и сопоставляет его фото с информацией, собранной о нем в соцсетях. Сейчас историк задержан на десять суток, адвоката и родственников к нему не пускают. Бирюков готовит жалобы по делу нескольких человек, задержанных также с помощью системы распознавания лиц.

Поиск по фото
По состоянию на сентябрь 2020 года в Москве было установлено порядка 200 тысяч камер с системой распознавания лиц. Они есть на улицах, станциях метро и в подъездах жилых домов. Технологию распознавания лиц разработала российская компания NtechLab. Сначала она запустила мобильное приложение FindFace, в котором людей можно было искать по фото во «ВКонтакте», а в сентябре 2017 года к системе распознавания подключили московские камеры наблюдения. В 2018 году NtechLab начала тестирование мобильной системы идентификации участников митингов совместно с МВД.

Сооснователь NtechLab Александр Кабаков рассказал The Bell, что компания является только поставщиком технологии распознавания лиц для московских властей. За данные о людях, которых ищет система, отвечает департамент информационных технологий Москвы. Кабаков предположил, что используются базы данных от полиции, Роспотребнадзора и других органов. В департаменте информационных технологий на вопросы The Village о том, как собирают информацию о горожанах, ответили, что это относится к компетенции правоохранительных органов.

В интервью Rusbase генеральный директор NtechLab Александр Минин сказал, что лицо можно распознать при перекрытии 40 %, то есть даже при наличии у человека мотоциклетного шлема и маски."
https://www.the-village.ru/city/situation/sistema-raspoznavaniya-lits-ischet-mitinguyuschih

«Почему мой профессор не чёрный?»: BLM закрывает науку


На графике: Доля представителей разных расовых групп, получающих место в британских вузах после окончания государственной школы.
Для сведения: в Британии в государственных школах обучается примерно в семь раз больше детей,
чем в частных, так что эти данные отражают ситуацию по стране в целом.


Прошедшим летом меня попросили отрецензировать рукопись одной палеонтологической статьи, которая поступила в редакцию журнала Proceedings of the Royal Society B. Казалось бы, что может быть дальше от BLM-движения, захлестнувшего улицы США, чем тихий научный междусобойчик, где неспешно обсуждают морфологию древних насекомых? Но вот на днях от Лондонского королевского общества, которое издаёт этот журнал, мне пришло письмо с просьбой поучаствовать в опросе. Помимо моего пола, возраста и наличия инвалидности, устроителей опроса интересовало, к какой расе и этнической группе я принадлежу. Может быть, я чернокожий? Или азиат индийского происхождения? Или цыган? Или китаец? Или, на худой конец, белый? Всего на выбор мне было предложено шестнадцать ответов – весьма детальная анкета, которая словно вышла из-под пера какого-нибудь специалиста по расовой гигиене времён Третьего рейха. Но теперь подобные тестирования проводятся, наоборот, под предлогом борьбы с расизмом – и борьба эта в научных кругах набирает всё новые обороты.
Collapse )

Кнопка
или