Представитель правой интеллигенции (rigort) wrote,
Представитель правой интеллигенции
rigort

Categories:

Официальная дерусификация в Белоруссии

Татьяна Шабаева делится впечатлениями от посещения Минска:

"Немного минских фотографий.

1) Три фото из минского метро -- в новой навигации русского языка просто нет. Нет русского языка и в голосовых объявлениях -- вместо этого звучит "Площща Пирамоги" плюс то же самое (да, снова пирамога) по-английски. В практически (или почти) стопроцентно русскоговорящем городе это выглядит и звучит ДИКО.

2) Таблички с названиями улиц, с указаниями на историчность зданий -- на белорусском. Названия населённых пунктов -- на белорусском. Новые красивенькие стенды с городской навигацией -- на белорусском, английском и китайском. Английский и китайский я хотя бы по разу действительно услышала в Минске. Белорусский -- ну нет, ну не случилось.

3) Общественно-политический журнальчик "Belarus", про который продавцы меня заверили, что он выходит только по-белорусски и по-английски, а по-русски не выходит.

4) Больше всего фотографий из Национального исторического музея. Здесь ещё сохранилась частично русская навигация -- например, чтобы сообщить об "уроженце Беларуси" Тадеуше Костюшко.
Но возле большинства экспонатов надписи уже только по-белорусски и по-английски.
Буклетик при входе дают белорусский (возможно, он бывает русский -- при мне не было).
Красивенькие золотенькие таблички типа "ходить туда, ходить сюда" -- на белорусском и английском.
Излишне, наверное, упоминать, что все сотрудники музея между собой переговаривались (и с редкими захожанцами тож) исключительно по-русски.

5) И в музее, и в книжных магазинах какое-то всеобщее обалдение по поводу Франциска Скорины, которого называют белорусским первопечатником, основоположником и подвижником, пишут про его какие-то "белорусские и восточнославянские традиции", рассказывают о нём по-белорусски и по-английски (ну конешно же) -- при том что здесь же, вот здесь же, в музее можно убедиться, что знаменитая напечатанная им книга называлась "Библия Русска", и что язык этой книги -- хоть и устаревший, разумеется -- не только внятен русскому, но и вообще куда ближе русскому, чем белорусскому, без навязчивого аканья и ыканья. Которого я в Минске, за исключением официальных объявлений, ни от кого и не слышала.

То есть не то что "им можно объяснить, и они поймут" -- нет, это что-то совсем другое, что-то гораздо ближе к политике и психоделике, чем к логике и знанию."
Tags: Беллорусский национализм, дерусификация в Белоруссии
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author