Представитель правой интеллигенции (rigort) wrote,
Представитель правой интеллигенции
rigort

Categories:

Из истории "Национального фронта"


За тридцать лет своего политического существования лепеновцы проделали непростой путь от мало известной и никем всерьез не воспринимаемой организации до партии, превратившейся в «барометр» французской демократии и преданности французов республиканским ценностям.
Как самостоятельное политическое движение НФ был основан в октябре 1972 г. Инициаторами его создания являлись как бывшие петэновцы, активисты движения Пьера Пужада и ультраправых экстремистских организаций, выступавших за сохранение французского Алжира, в частности Организации Секретной Армии (ОАС), так и представители откровенно профашистских и пронацистских группировок[3].
Особым влиянием внутри НФ в первые годы его существования пользовались сторонники «национал-революционной» идеологии, близкой к откровенно фашистской, в частности представители созданной в 1969 г. праворадикальной организации «Новый порядок». В рядах НФ с конца 1973 г. и вплоть до своей гибели в 1978 г. состоял и сам лидер французских «националистов-революционеров» Франсуа Дюпра.
Вместе с тем, говоря о вкладе деятелей «Нового порядка» в становление НФ как партии, следует все же отметить, что первая политическая программа этого объединения, принятая в ноябре 1972 г. и ставшая определенным компромиссом между революционным национализмом и консерватизмом, разрабатывалась при непосредственном участии и во многом под влиянием «национал-революционеров». Ее основные положения составили именно их излюбленные темы: защита мелкой торговли и мелкой собственности, борьба с крупным капиталом, угнетающим большую часть рядовых французов, а также выбор нового, «третьего», идеологического пути, который отличался бы как от марксизма, отдающего первостепенную роль борьбе классов, так и от либеральной идеологии, защищающей интересы монополий[6].

В первой программе НФ уже содержались предложения и по решению проблемы иммиграции: правительство должно немедленно принять самые жесткие меры по прекращению притока во Францию выходцев из стран третьего мира, которые представляют собою «дикое меньшинство», не способное к ассимиляции и несущее угрозу национальной идентичности коренных французов[7]. Однако в середине 70-х годов проблема иммиграции еще не была столь актуальна для французского общества, как в 80-е ‑ 90-е годы, поэтому первый программный документ Фронта, близкий по своим идеям к программам непосредственно фашистских организаций, не нашел отклика у французов. В 1974 г. Ле Пен участвовал в первых для него как политика президентских выборах и набрал в первом туре только 0,7% голосов, что означало не просто личный провал председателя НФ, но и свидетельствовало о полной бесперспективности прежнего идеологического курса крайне правых. Со второй половины 70-х годов лепеновское движение начинает постепенно отходить от использования в своей пропаганде откровенно экстремистских лозунгов, прекращает открытую связь с фашистскими организациями и берет курс на создание образа респектабельной партии, придерживающейся более умеренной идеологической ориентации[8].

Быстрое разочарование французов в политике левого правительства, сформированного первым в истории Пятой республики президентом-социалистом Франсуа Миттераном, и глубокий кризис, в котором с середины 70-х годов находилась существовавшая с 1958 г. партийно-политическая система, значительно увеличили в 80-е годы электоральную базу «национал-популистов». В это время многие граждане Франции, столкнувшись с серьезными социальными и экономическими проблемами, утратили веру в способность традиционных партий и движений исправить сложившуюся ситуацию. Особенно сильное разочарование вызвала деятельность Французской Коммунистической Партии (ФКП), фактически превратившейся в «идейно-политического банкрота». И если раньше так называемый протестный электорат, недовольный существующим порядком вещей, голосовал преимущественно за коммунистов как за силу, способную «разрушить» этот порядок, то теперь в глазах большинства французов ФКП утратила свойственное ей ранее «критическое измерение» и перестала быть «главным борцом» с несправедливостью. Часть потенциальных избирателей ФКП, разочарованная «классическими» левыми, стала искать «нового спасителя» Франции в среде «нетрадиционных» политических движений и, в конечном счете, оказалась в лагере крайне правых. Для НФ, как справедливо заметили в свое время крупнейшие исследователи лепеновского движения Э. Пленель и А. Ролля, стратегический кризис ФКП освободил в народной среде и в рабочих муниципалитетах, ранее контролируемых коммунистами, некую социальную нишу, открыв возможность использовать недовольство населения безработицей, дороговизной жизни, урбанизацией, отсутствием чувства защищенности и другими проблемами[11].

Вместе с тем, в 80-е значительно и вырос поток иммигрантов из третьего мира в Западную Европу. Французы одними из первых в Старом Свете «лицом к лицу» столкнулись с этой серьезной проблемой. Так, в 1982 г. иностранцы, постоянно проживавшие во Франции, составляли 6,8% от общего числа населения, причем, большинство из них являлись уроженцами не европейского континента, а выходцами из арабских государств, Черной Африки и Юго-Восточной Азии. И хотя к началу следующего десятилетия данный показатель несколько уменьшился (6,4% в 1990 г.[12]), именно в эти годы характер политической дискуссии во французском обществе по проблеме иммиграции довольно сильно изменился. Если в середине 70-х годов эта проблема рассматривалась в социально-экономическом аспекте: прежде всего, в связи с ростом безработицы и увеличением преступности, то в последующие годы ее обсуждение фокусировалось преимущественно на таких весьма специфичных вопросах, как определение национальной идентичности французов, реформа Гражданского кодекса Республики и борьба за гражданские права нефранцузского населения страны[13].

НФ, еще в своей первой программе, обращавший внимание на иммиграцию как на серьезнейшую проблему, оказался в 80-е годы в авангарде противников «эмансипации» иммигрантов, видя в них «разносчиков насилия», «захватчиков рабочих мест» и «ненасытных попрошаек»[14]. В 80-е годы иммиграция стала центральной темой всего политического дискурса лепеновцев, что заставило миллионы коренных французов, недовольных своим социально-экономическим положением, по-новому взглянуть на эту партию и отдать ей свои голоса на выборах. В июне 1984 г., выступив на вторых в истории Западной Европы выборах в Европарламент под антииммигрантскими лозунгами и под девизом «За национальную Европу!», НФ набрал около 11% голосов и получил 10 депутатских мест из 81, закрепленных за Францией. Этот успех стал первой крупной политической победой французских крайне правых, имевшей к тому же еще и символическое значение: впервые со времен «пужадизма» они смогли преодолеть на выборах рубеж 10% и при этом значительно обойти своего «старшего брата» ‑ Итальянское социальное движение[15]. С тех пор избирательный рейтинг лепеновцев почти никогда не опускался ниже данного барьера и в среднем составлял 3-4 млн. голосов.
В середине 80-х годов НФ объявил себя единственной альтернативой как левым, так и правым партиям и призвал французов к осуществлению «второй французской революции», в ходе которой вся реальная власть перешла бы в руки народа и в стране была бы установлена новая, «Шестая республика» авторитарного типа, основанная на принципе прямой демократии.

В 90-е годы положение французских «национал-популистов» на политической арене страны еще больше укрепилось. В этот период особое звучание в их идеологическом дискурсе приобрели темы снижающейся роли европейского континента в мировой политике и кризиса национальной идентичности европейцев из-за «наводнения» Старого Света представителями «чуждых» его коренным жителям национально-культурных общностей. Рассуждения о «закате Европы» с самого начала присутствовали в политической парадигме НФ, однако реальную отдачу от «эксплуатации» данной проблемы в своей повседневной пропаганде французские крайне правые стали получать только в конце 80-х – начале 90-х годов, когда процесс западноевропейской интеграции вышел на более высокую развития. Стремление к выработке государствами-членами ЕС единого внешнеполитического курса, согласование ими своих национальных политик в области социальной сферы, культуры, здравоохранения, окружающей среды и т.д., а также наметившаяся тенденция к расширению Сообщества, фактически разделили европейцев на два враждебных лагеря – сторонников и противников строительства «единой Европы». Во Франции главной политической опорой последних стал именно НФ[19]. В итоге, к концу 90-х годов каждый четвертый француз, обладавший правом голосовать, хотя бы раз уже поддерживал на выборах кандидатов от НФ, а 15% всех граждан Республики, согласно опросам общественного мнения, неизменно желали большего успеха Ле Пену как политику[20]. Причем, к удивлению многих политологов, в последние годы французские крайне правые стали завоевывать симпатии даже тех социальных слоев общества и тех регионов страны, которые, по логике, вещей должны были бы быть враждебны их идеологии.


Этот текст представляет собой небольшую компиляцию из статьи доцента МГИМО Натальи Васильевой, написанной в 2003 году. Рекомендую прочитать ее целиком.
http://annuaire-fr.narod.ru/statji/VasilievaN-2003.html

Ниже цитата из "Национал-революционного манифеста" Франсуа Дюпра. По моему, актуально звучит и для наших условий.
Сегодняшняя политическая ситуация навязывает националистам новые методы действий, отличные от методов прошлого. Реально нужно осознать, что концепции, неизменно терпевшие крах, не могут служить основой для реализации наших целей. Следовательно, нужно пересмотреть кардинально наши теоретические и практические позиции. Необходимо порвать с так называемым мелкобуржуазным «правым анархизмом», концепция которого запрещает революционным националистам располагать эффективным политическим аппаратом. Необходимо, путём зрелого размышления, брать на вооружение и адаптировать под себя новые концепции действий – пусть даже они и не относятся напрямую к нашему движению.
Мы не должны опасаться какого то ни было «идеологического загрязнения», если мы поместим на первый план этих новых концепций нашу жёсткую революционную доктрину. Идеологическое загрязнение может быть осуществлено только при наличии «теоретического вакуума», который способствует проникновению вражеских тезисов в неподкреплённые твёрдым политическим образованием умы товарищей.

http://volniza.info/?p=1448

О сегодняшних позициях "Национального фронта" во французской политике:

14 и 21 марта 2010 г. во Франции состоялись региональные выборы во всех 26 регионах страны, включая заморские департаменты. Данные выборы считаются пробой сил перед президентскими выборами 2012 г. В целом победу одержала оппозиционная коалиция "Левый союз" во главе в "Социалистической партией", набрав 54% голосов. Партии "Союз за народное движение" удалось собрать лишь 36% и оставить за собой лишь один регион Франции - Эльзас.
Значительного успеха на нынешних выборах достиг и Национальный Фронт. Ему удалось пройти во второй тур голосования в 12 регионах. В итоге он собрал около 2 млн голосов (9,17%). Кроме того, сам Ле Пен, возглавивший партийный список в регионе Прованс-Альпы-Лазурный берег, добился здесь лучшего результата в истории своей партии, набрав 22,87% голосов и обеспечив своим сторонникам 21 из 123 депутатских мандатов в местном совете (что почти в два раза превосходит аналогичный показатель партии на выборах в 2004 г.)[3]. На севере Франции, в регионе Север-Па-де-Кале, за «Национальный Фронт», местный список которого возглавила дочь лидера партии Марин Ле Пен, отдали свои голоса 22,20% избирателей, что гарантировало FN 18 из 113 мест в региональном совете (для сравнения: в 2004 г. партия «довольствовалась» здесь лишь 5 депутатскими мандатами из 112)[3].
Также НФ получил представительства в регионах: Лангедок-Руссильон (10 из 66), Пикардия (8 из 57), Центральный регион (7 мест), Лотарингия (10 из 73), Рона-Альпы (17 из 157), Бургундия, Шампань-Арденны, Верхняя Нормандия.
В целом активнее всего Национальный фронт поддерживали в средиземноморских регионах страны, где наиболее велика доля иммигрантского населения. Меньше всего голосов партия получила в западных регионах и столичном Иль-де-Франс, где НФ не удалось преодолеть 10-12% барьер.

Программа "Национального фронта" образца 1997 года
http://www.zlev.ru/910_29.htm

Tags: Европейские правые, Национальный фронт
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author