Представитель правой интеллигенции (rigort) wrote,
Представитель правой интеллигенции
rigort

Референдум: рефлексия русского жителя б.Украины

Оригинал взят у sergeibegichev в референдум
В интернете пишут про последнюю украинскую игру «Юго-Восток». Смысл игры: пойди погуляй по городу и попробуй домой вернуться живым. Если хочешь продолжения экшна, не забудь пополнить счёт по смс на пять гривен. Желательно, через Приватбанк. Игра, как показали последние события в Одессе и в, опять-таки, Мариуполе, проходит полностью в режиме реального времени. И пространства. Говорить о том, что произошло в этих городах 2-го и 9-го мая, считаю излишним. Киевская власть окончательно сбросила маски и остатки приличия. Людям, простым гражданам, погибшим там, вечная память. Всегда.

Сегодня у нас референдум.



Как учит теория государства и права, выборы и референдум – суть два основных института, составляющие основы любой демократии. Они являются актами прямого волеизъявления народа, а народ является верховным субъектом государственной власти.

С утра на избирательных участках построились огромные очереди.



Это было неожиданностью даже для меня. Кажется, донецкое болото, прилипшее в смутной тревоге к телевизору, таки расшевелили последние «подвиги» Киева в Одессе и Мариуполе. Вряд ли можно было киевским властям сделать нечто более несуразное и глупое, чтобы настроить против себя жителей Юго-Востока, чем то, что они сделали. Разыграв зловещий и кровавый сценарий, в котором с самого начала всё было ошибкой, системной ошибкой, вылившейся в чудовищное преступление против собственного народа. Судя по тому, как разворачивались события с того самого присно памятного 21 февраля, можно было бы даже допустить, что Турчинов и компания именно сознательно делали всё, чтобы события пришли к результату, который мы скоро будем иметь реальным и объективированным. Но поскольку сложно себе представить, что Турчинов или кто-то из ближайшего окружения, являются агентами Кремля, скорее, речь идёт о чудовищной политической недальновидности и фактической неспособности понять чаяния собственного, столь разнящегося на востоке и западе, народа и адекватно ответить на них из своего зазеркалья, и выйти навстречу собственным гражданам. Ну да, ответил бы мне г-н Тягнибок, граждане у нас проживают только на Западе и в Центре, Юго-Восток же населён недогражданами Украины. Которые сегодня фактически оформили свою недогражданскую, сепаратистскую, террористическую, коллаборационистскую колорадскую позицию.

Кажется, это всё. Конец и развод. Мы уходим, как это должно было случиться рано или поздно (привет тебе, Саша, я таки последовал твоему многомудрому совету из далёкого 92-го, про «чемодан-вокзал-Россия», заменив лишь две первые составляющие семью с лишним миллионами сограждан). Украина, украинский, украинское и всё, что с этим связано, становится сном. Кошмарным сном, по преимуществу, в свете ужасного опыта последних двух месяцев.

Теперь мне не нужно будет держать третью, совершенно ненужную, украинскую, раскладку на клавиатуре на случай, если придётся составить какой-нибудь официальный документ. Не придётся мучительно и бесцельно переводить с русского на украинский научные статьи, документы и всё, что выходит в пространство украинского официоза просто потому, что мы в таком государстве живём. Теперь не придётся униженно уточнять во всевозможных кабинетах, нужно ли обязательно заполнять бланк на украинском или можно всё-таки на русском. Не придётся коверкать фамилию, и имя и отчество, потому что имя моё – Сергей, и никакой я не Сергій. Они говорят, что не существует никакой проблемы языка. Возможно, для них это так, но скорее всего они врут, потому что они вообще так непоправимо много врут, особенно сегодня, но тогда, в далёком девяносто втором, мне, студенту первого курса юридического, который не вывчав українську в школе, пришлось столкнуться с прямой и непосредственной дилеммой: или я овладеваю украинским в объёме, достаточном для усвоения специальной литературы на державній мові, или мне придётся полностью оставить обучение в университете. Как несправившемуся. Вся правоведческая литература издавалась в первые годы незалежности исключительно на украинском языке. Мне пришлось тогда изрядно попотеть. Украинский, достаточный для понимания, я освоил, но осадочек остался. Смешно сказать, но и сегодня наши юристы совершенно не владеют профессиональной терминологией на русском. Потому что их на нём не учили. Вернее, их учили не на нём. Как только нужно сказать что-то из области профессии, они сразу же автоматически переходят на все эти застосування, вызначення, прыпынення.

Они и вообще много сделали за эти 23 года, чтобы если не вытравить, то, по крайней мере, пошатнуть гегемонию великого и могучего, не предоставляя взамен хоть сколько-нибудь конкурентной украиноязычной среды. Они действовали методом простых запретов и ограничений. Так, ввиду прямого требования закона мы не могли смотреть фильмы на родном языке, ограничивались в прослушивании русскоязычного радио и ТВ, не могли бы и читать, если бы украинская нация была чуть более талантлива и не столь фанатично озабочена идеей национальной свидомости. Думаю, их целью было заставить нас думать на украинском, чтобы моделировать украинскую реальность, возможно у них это бы и вышло, не будь украинский – языком карликов, а русский – языком гигантов. И всё это просто потому, что в таком государстве мы жили. Вернее, оказались, не переезжая никуда.

23 года назад тоже был референдум. В жёсткие, косные политические реалии Союза подул новый ветер, ветер перемен, как говорили тогда, референдум был чем-то свежим и многообещающим. Как без конца восклицал мой историк: «ах, как же нам повезло, Серёжа, вы только посмотрите, в какое удивительное и интересное время мы живём». Это был шанс непосредственно поучаствовать в собственной судьбе, и, как оказалось впоследствии, шанс вполне реальный и трагический. Думаю, более честного и далеко идущего по последствиям вотума мне не довелось и уже не доведётся пережить. Потому что тогда никто наверняка не понимал, что же именно стояло на кону. И народ глухо уговаривал себя, мол, в небольшом государстве гораздо проще будет навести порядок, и будет, мол, этого самого порядка у нас больше, и жить мы, соответственно, будем лучше. Но чёткий порядок не всегда и непременно соответствует высоким жизненным стандартам, всё завит от того, кто выстраивает этот порядок и от его целей. При немцах, говорят, тоже порядок был.

На голосование выносились 2 вопроса: относительно сохранения СССР и относительно выхода УССР из его состава. Я ответил на оба вопроса положительно, что несколько противоречило логике вещей, но вполне отражало эмоциональную сумятицу в мозгах моих и моих тогдашних соотечественников. Недавно на площади я услышал историю от пожилого шахтёра, как он тогда, на первом референдуме не мог то ли прочесть, то ли понять смысл предложенных вопросов, и ответил не так, о чём очень сожалеет теперь, но интересно здесь другое: это ведь всё равно, была ли та его ошибка обусловлена слабостью зрения или ума, важно, что люди за эти два десятка лет поняли, что они совершили именно ошибку, точнее, их в очередной раз обманули, использовали и обвели вокруг пальца, даже тех, кто голосовал, в общем-то, сознательно, как я.

Они переписали историю, имея в виду отменить 9 мая и заставить нас чтить Бандеру, Шухевича и прочих героев ОУН-УПА, которые, в том числе, воевали с нашими дедами. Они насаждали свой голодомор, видимо, не понимая, что реальное уменьшение количества граждан на 10 миллионов за 20 лет и является настоящим сегодняшним голодомором и подтверждением факта геноцида собственного народа. Мы, конечно, не испытали в полной мере всей прелести власти какого-нибудь настоящего правого радикального деятеля, типа тягнибока, который выступал с инициативой выдачи паспортов неграждан для нас, недограждан, с тотальным запретом русского языка, как самой опасной заразы, вплоть до обнесения Донбасса колючей проволокой, за которой самое место рабочему скоту, которым они нас искренне считают. Юлия Володымыривна, будь её воля, радостно бы запустила за этот забор какой-нибудь атомной бомбой, случись она у неё, потому что они нас так любят и таким образом желают нам добра, мира и процветания.

Они ввели украинские школы, отменили Пушкина и прочую русскую литературу, которая теперь отнесена к мировой литературе, они хотели уничтожить нас как народ, уничтожив наш язык – наш способ построения собственной реальности, отличной от украинской.

Экономически они просто превратили нас в рабочий скот, живущий ради простого воспроизводства, получающий свои рабские 2-3 тысячи гривен, которых хватает на то, чтобы только не умереть с голоду, ни больше, ни меньше. Система создана и настроена таким образом, что олигархи имеют возможность зарабатывать миллиарды за счёт перераспределения и присвоения продукта, создаваемого миллионами простых граждан, зарплата которых позволяет им разве что не умирать с голоду. Если отбросить цветные картинки центральной части наших городов, экономическая ситуация в Украине идентична ситуации в Европе и Америке конца 19-нач.20 веков. Нас завели в тупик, в глухой кут, выход из которого – агрессия или медленная деградация и смерть.

Надеюсь, сегодня усилиями простых мужиков из Луганска, Славянска и прочих населённых пунктов у нас появился реальный шанс всё исправить и отделаться от этого неправильного, несостоявшегося, ненужного государства. А проще говоря, исправить ту ошибку 23-летней давности, чуть было не ставшую для нас роковой.

Хочется верить, что 23 года экономических тягот и национальной подавленности – цена, достаточная для искупления прошлой ошибки. Хочется верить, что отделившиеся сегодня республики не станут новым Приднестровьем, а вернутся домой, войдя в состав России, от которой они были некогда отделены волей Ленина или каких-нибудь других, ещё менее дальновидных, политиков. Хочется верить, что цена заплачена полностью. Хочется верить, что теперь всё будет хорошо, осталось только ночь простоять, да день продержаться.

И в заключение - небольшой пассаж от безымянного автора, найденный 3 марта 2014 у камрада doctor_moro:

«Они 10 лет называют юго-восток рабами, быдлом и стадом. Они пять лет скандируют «Спасибо жителям Донбасса за президента пидараса». Они два раза (в 2004 и сейчас) незаконно прокинули наш выбор. Они даже не хотят слышать о втором государственном. Их первый указ после переворота поставил русский язык вне закона. Более того, они пригрозили, что пересадят «тех дебилов, которые не выучат украинский».
И внезапно все изменилось.
Львов заговорил на русском, якобы в поддержку юга и востока. По телевизору нас уже три дня не называют «титушками». Даже мер Львова выступил с уважительным обращением к нам. На нашем языке. Знаете почему? Потому, что мы уходим. Потому что в Крыму, Донецке, Луганске и Харькове мы повесили русские флаги. Они просто испугались. Они боятся нас потерять. Трусливые и лживые лицемеры. Они жгли живьем пацанов без оружия. Они брали в заложники семьи мэров городов и губернаторов. Они валят памятники. Они перекрыли дороги вокруг Киева и грабят авто с донецкими номерами. Они врут в глаза, что на майдане не было фашистов. Они бесконечно много врут. Они 10 лет называют нас рабами, быдлом и стадом. Спасибо, мы уходим.»

если бы мы только знали тогда, какую цену нам придётся заплатить за эту возможность - просто уйти.. оттуда, где тебе не место.
Tags: Референдум 11 мая, русская ирредента, свидомые, украинский национализм
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author