Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Чей Гомель? Идентичность второго по величине города Белоруссии в начале XX века

"На востоке Белой Руси, в Гомеле, русское самосознание тотально доминировало, несмотря на покушения на эти земли со стороны самостийных украинцев и белорусов.

После Февраля 17-го в Гомеле была образована западнорусская организация «Союз белорусской демократии», к которой примкнул выдающийся лингвист профессор Ефимий Карский. Программа организации включала три основных пункта:

1) полное единение Белоруссии с остальной Россией;

2) сохранение целостности территории Белоруссии с городом Вильной как главным её культурным центром;

3) ведение преподавания в учебных заведениях на общегосударственном русском языке, являющемся родным для всех белорусов.
...
В годы Гражданской войны Гомель пережил немецкую и украинскую оккупацию (город находился в составе Украинской державы в качестве уезда Черниговской губернии). После захвата города красными в Гомеле вспыхнуло антибольшевистское восстание под руководством Владимира Стрекопытова. 23 марта 1919 года восставшие против Советской власти красноармейцы (в основном это были местные крестьяне-новобранцы) провозгласили в городе Русскую Народную Республику, а себя — 1-й армией Русской Республики.

Заметим, что 25 марта 1918 года была провозглашена Белорусская Народная Республика, куда формально был включён Гомель. Однако, как видим, сами гомельчане считали себя частью русской республики.

Основным требованием повстанцев был созыв Всероссийского учредительного собрания. Численность восставших достигала 10 000 человек. Они удерживали города Гомель (до 29 марта) и Речицу (до 1 апреля).

Восстанию сочувствовали известные гомельчане — архитектор Станислав Шабуневский (по сути, автор нынешней исторической застройки городского центра), будущий Народный художник РСФСР и член Академии художеств СССР Георгий Нисский, священник и краевед Фёдор Жудро. Активно поддержали вооруженное выступление местные железнодорожные рабочие.

После восстановления Советской власти Гомель стал центром созданной большевиками Гомельской губернии РСФСР, в которую также входил Могилёв, и которая граничила на севере с Витебской губернией РСФСР.

В сентябре 1922 года внешнеполитическое ведомство БССР выступило с заявлением: «Народный комиссариат иностранных дел Белорусской Социалистической Советской Республики… признаёт необходимым урегулирование вопроса о восточных границах Белорусской Республики в смысле объединения её с Гомельской, Витебской и частью Смоленской губерний».

ЦБ КП(б) Белоруссии поддержало коллег из Наркомата иностранных дел традиционной советской страшилкой про «великодержавный шовинизм»:

«Ещё до недавнего времени, а отчасти и сейчас, в Витебской и Гомельской губерниях не допускают организации белорусских школ, несмотря на преобладающее большинство белорусского населения в деревне. На этой почве растёт глухое недовольство, и создаётся почва для всяких демагогических и часто справедливых обвинений в великорусском шовинизме и национализме».

Витебские и гомельские коммунисты не желали выхода своих губерний из состава РСФСР, а потому они развернули мощную кампанию против укрупнения Советской Белоруссии.

Упор в этой кампании был сделан на то, что проводимая в БССР политика «белорусизации» не пользуется поддержкой среди населения западных губерний Советской России.

Гомельский губком следующим образом оспаривал белорусскую идентичность подвластной ему административной единицы:

«Перепись 1920 г. показала общее уменьшение белорусского населения по Гомельской губернии вообще, покончивши с легендой о «чисто белорусских уездах», и падение численности белорусского населения почти наполовину в уездах Гомельском, Рогачёвском и Речицком…

Если же от национального определения перейти к вопросам быта, к вопросу о национальной воле населения, мы столкнёмся с явлением, которого не учесть никак нельзя, с отсутствием активной национальной воли населения, а частью даже с наличием враждебного отношения к культурной работе на белорусском языке.

Бывают случаи, когда население чисто белорусского района активно выступает против превращения школы из русской в белорусскую».

Для решений экономических проблем БССР гомельские товарищи предлагали вернуться к идее создания Западной области, предполагавшей инкорпорацию Белоруссии в состав РСФСР.

Арбитром в споре БССР и западных губерний РСФСР выступила Москва, которая ожидаемо поддержала самостийников.

29 ноября 1923 года Политбюро ЦК РКП(б) постановило присоединить к БССР «родственные ей в бытовом, этнографическом и хозяйственно-экономическом отношениях» территории, к которым были отнесены девять уездов Витебской губернии, восемь уездов Гомельской губернии и два уезда Смоленской губернии.

Однако созданная по решению Политбюро комиссия ЦИКа СССР обнаружила, что, согласно переписи 1920 года, русские составляют большинство населения в Велижском, Невельском, Себежском уездах Витебской губернии и Гомельском, Речицком уездах Гомельской губернии. Было решено оставить эти территории, предназначенные для передачи БССР, в составе РСФСР.

Белорусских националистов это решение не удовлетворило.

В сентябре 1926 года на закрытом заседании Бюро ЦК КП(б) Белоруссии было принято решение «добиваться присоединения к БССР всей Гомельщины и 3-х уездов Псковщины».

Разбирая вопрос об идентичности Гомельщины, ЦК КП(б)Б обратил внимание на любопытный факт — по переписи 1917 года среди деревенского населения Гомельского уезда белорусов насчитывалось 94,6%, а по переписи 1920 года — 22%.

С нашей точки зрения, это объясняется тем, что для воспитанных в Российской империи крестьян понятия «белорус» и «русский» не были взаимоисключающими, а соотносились как часть и целое — «я белорус, значит я русский».

Об этом, в частности, свидетельствует заключение комиссии, проводившей в 1926 году опрос жителей Гомельской губернии: «О своей национальности крестьяне, в большинстве случаев, отвечают в зависимости от того, как им поставлен вопрос: например, «вы русские?», ответ «мы русские»; «вы белорусы?», ответ «мы белорусы»».

То есть широкие народные массы Гомельщины не видели необходимости в национальном обособлении от великорусов и, соответственно, крайне отрицательно относились к присоединению их губернии к БССР.

Бюро Гомельского губкома на закрытом заседании постановило:

«Присоединение к Белоруссии будет встречено с недовольством рабочей массой и преобладающей частью крестьянства губернии и ухудшит политическое настроение трудящихся Гомельщины.

С другой стороны, бюро не видит достаточных и веских оснований для присоединения к Белоруссии, так как промышленность губернии в очень малой степени связана с БССР и экономически губерния тяготеет больше к РСФСР».

Упорное нежелание гомельчан входить в состав БССР заставило Политбюро ЦК ВКП(б) признать просьбу белорусской стороны об укрупнении Советской Белоруссии недостаточно обоснованной и направить в Гомельскую губернию специальную комиссию для «сбора материалов о национальном составе, экономическом положении и настроении местного населения».

По итогам проведённого исследования комиссия пришла к следующим выводам:

«Везде население относится к введению белорусского языка в школах и вообще к белорусизации отрицательно. Тут можно отметить следующее характерное явление: во время бесед о недостатках местной работы и нуждах население нигде не жаловалось на тяжести с.-х. налога и т.п. (были жалобы только на отсутствие заработков и на совхозы), зато встречались жалобы об «освобождении от белорусского языка»…

Понимая, что выводы комиссии являются крайне неблагоприятными для БССР-овцев, секретарь ЦК КП(б)Б тов. Криницкий предпринял отчаянную попытку спасти положение — он отправил в Политбюро ЦК ВКП(б) письмо, в котором раскритиковал доклад комиссии, повторил мантру об антибелорусской политике царизма и выразил уверенность, что расширение территории Советской Белоруссии станет значительной победой большевиков в борьбе за умы и сердца трудящихся БССР и Западной Белоруссии.

По всей видимости, письмо Криницкого имело для советского руководства больший вес, нежели обстоятельный доклад специальной комиссии.

18 ноября 1926 года Политбюро ЦК ВКП(б) постановило «считать доказанным белорусский характер населения Гомельского и Речицкого уездов и признать необходимым присоединение отмеченных уездов к БССР».

Оказавшись не по своей воле в составе Советской Белоруссии, жители Гомельщины продолжали отстаивать свою русскость и право говорить на родном языке. Однако в условиях насильственной «белорусизации» у русских не было ни единого шанса на успех в борьбе с номенклатурой БССР и их покровителями из центрального Политбюро.

Таким образом, русский Гомель стал вторым по величине городом сначала советской, а потом и «незалежной» Белоруссии. Впрочем и, до сих пор Гомель остаётся, пожалуй, самым русским городом за пределами Российской Федерации."

https://ukraina.ru/history/20200729/1028381874.html

В качестве дополнения:

"Момент из истории строительства коммунистами Советской Белоруссии, который у нас тщательно замалчивают.

В середине 1920-х гг. территория БССР была значительно увеличена за счет РСФСР. В 1924 г. решением ВЦИК СССР в состав БССР были переданы 16 уездов Витебской, Гомельской и Смоленской губерний РСФСР. В 1926 г. БССР получила Гомельский и Речицкий уезды Гомельской губернии РСФСР. В результате территория Советской Белоруссии увеличилась в 2,4 раза с 52,3 тыс. кв. км до 125,85 тыс. кв. км."

СССР - кузница украинского национализма. Ответ Беспалько чекисту Дюкову

Замечательная отповедь Беспалько чекисту Дюкову

"Дюков не понимает, что украинский национализм развивался в течение более чем 100 лет и что самыми мощными его двигателями были вовсе не галицкие террористы, совершавшие аттентаты и служившие надзирателями в концлагерях в Первую и Вторую мировые войны, а большевики и советская власть. Первая мировая война и большевистская революция — вот те волшебные слоны, на которых украинский национализм въехал в историю. Именно большевики провели и утвердили границы не существовавшего никогда государства, создав "этническую" территорию. Именно советская власть издала учебники, созданные ранее украинофилами, и с их помощью осуществила ликбез и украинизацию (как писал один историк, "украинификацию сознания"), взрастила национальную интеллигенцию, кодифицировала язык, заполнила украинскими продуктами прежде русское культурное пространство и т.д. Все это проходило в рамках политики "позитивной дискриминации", когда развивали все этносы и окраины, часто просто создавая нации с нуля, и тормозили эти процессы у русского народа.

Сокрытым от Дюкова предстает и тот колоссальный культурно-исторический пласт общерусской культуры, за который люди умирали в первых концлагерях в Европе — в Терезине и Талергофе. Лозунг "Единая Русь — от Карпат до Камчатки" придумал не тамбовский или вологодский интеллигент, а галичанин Яков Головацкий. Православный и русский будитель Алексий Кабалюк писал, что "вместе с православием возрождается русскость". Максим Сандович умирал со словами "Я русский". Все эти люди не великороссы, а жители территорий, которые сейчас принято называть "западной Украиной".

Русских галичан могли мучительно убить только за подозрение в том, что они считают себя русскими, например, из-за наличия в доме томика стихов Пушкина или открытки. Уничтожали превентивно при открытой и радостной поддержке галичан, считавших себя украинцами.

Уничтожают русских и сейчас — давайте вспомним бойню в Мариуполе и в Одессе, авиаудары по Луганску и Донбассу. Там ведь не зулусы живут, а граждане Украины, но русские. Именно эти русские нуждаются в ирреденте, воссоединении, ради которого и проводился референдум в Крыму и на Донбассе."

Полностью - https://ukraina.ru/interview/20200123/1026420127.html?fbclid=IwAR3rY0D3MQ348JUALr_7Z-mPFirh-aI7FuzHo9O4_Er_tk0873Q5CN3-KX4

Родители в блокадном Ленинграде должны были ежемесячно оплачивать пребывание детей в эвакуации.

К.и.н. А. Зотова опубликовала документы о взымании с родителей Ленинграда платы за эвакуацию и пребывание в эвакуации их детей в 1941-1942 гг.

Статья в пдф - https://cyberleninka.ru/article/n/o-vzimanii-platy-za-evakuatsiyu-detey-iz-blokadnogo-leningrada

OVZ_1
OVZ_2
OVZ_3

Константин Крылов: Почему грузины устроили антирусский шабаш, ведь всё было до того "нормально"?

"Последние события в Грузии поставили в тупик даже бывалых российских аналитиков, которые любой факт могут истолковать в любую сторону. Но вот тут даже у них просело.

Напомним, что случилось, а то многие уже стали забывать суть дела.

Всё началось с визита в Грузию представителей Межпарламентской Ассамблеи православия (МАП). Это организация, созданная в 1994 году греками, включает в себя православные страны (типа той же Греции, России или Белоруссии), а также страны с большими православными общинами (типа Кипра или Финляндии). Всё это время руководили Ассамблеей россияне: до 2018 – единоросс Сергей Попов, сейчас – коммунист Сергей Гаврилов (теперь коммунисты у нас православные). Официальные языки организации – русский, греческий, английский и арабский.

Зачем создавали эту контору, сейчас уже неважно (хотя и понятно). Так или иначе, Ассамблея ничем себя не проявила, кроме того, что собиралась раз в году. Для российских парламентариев невысокого полёта Ассамблея была возможностью съездить на халяву в какую-нибудь тёплую страну и там приятно провести время.

Двадцатого июня 2019 года состоялась – точнее, не состоялась – очередная генеральная сессия МАП. Принимающей стороной была Грузия. Которая в последние годы стяжала себе репутацию тихого, мирного места. Важно, что Грузия сама позвала к себе Ассамблею, приглашение выписал грузинский парламент. «Казалось бы, ничто не предвещало».

Неприятности начались накануне двадцатого, когда очередной бешеный украинец устроил в президентском дворце истерику с криками про российскую агрессию и так далее. Тогда мероприятие решили перенести в парламент. И опять же: с 1994 года МАП собиралась в помещениях парламентов разных стран. Это абсолютно логично – Ассамблея-то ведь не какая-нибудь, а межпарламентская.

Сергей Гаврилов сел – а точнее, его посадили – на место председательствующего и открыл заседание. Опять же – а что ещё он мог сделать?

И тут, как черти из табакерки, выскочили три депутата от партии «Европейская Грузия» (Элене Хоштария, Георгий Канделаки и Серго Ратиани) и заорали, что не потерпят, что не позволят, чтобы «русский оккупант» проводил собрание. Ещё один депутат, Акакий Бобохидз, с криками (на русском) «Я убивал ваших, убивал и буду убивать, в Абхазии...» облил россиян водой. Унять парламентариев оказалось сложно. Так что сначала сделали перерыв, в потом и отменили сессию. Российских парламентариев отвезли в отель, но и туда припёрлись местные патриоты и стали требовать «извинений» непонятно за что. Парламентариев пришлось спешно вывозить в аэропорт, но по дороге от дверей до автобуса всё те же патриоты cнова облили их водой и закидали бутылками.

На этом дело не закончилось. Огромные толпы стали бродить по Тбилиси и демонстративно бесноваться. Фотки с грузинской девушкой с плакатиком «F…. Russia» уже обошли все интернеты. Но это были так, цветочки. Бурление продолжилось:


  • грузины напали на российских журналистов в Тбилиси;

  • некоторые грузинские рестораны подняли цены для туристов из России на 20%,

  • футбольная команда Торпедо (Кутаиси) вышла на поле в футболках с надписью, что их «страна оккупирована Россией»;

  • сеть кинотеатров Cavea с 20 июня приостановила показ русскоязычных сеансов (фильмов с русским переводом);

  • и это только начало.

Это что касается именно антирусской истерики. Однако она имела и внутригрузинское измерение. А именно – под ударом правящая партия «Грузинская мечта», на которую возложили ответственность за происходящее. Возложил не кто-нибудь, а Саакашвили и его партия «Единое национальное движение». Каковая под ударами невесть откуда взявшихся протестующих расторырилась так, что завтра, глядишь, уже и власть возьмёт.

Тут же в России разинули клювики грузинофилы, которых у нас очень много – особенно во власти и в медиа (тут их даже больше). Разинули и запели обычную песню – грузины замечательные, это они против Путина и режима выступают, Россия отняла у них Абхазию, а так вообще-то они очень любят туристов, даже русских, поезжайте в волшебную Грузию, там удивительно хорошо и гостеприимно.

С другой стороны им вторят наши имперцы: грузинский народ ни при чём, он обманут Вашингтоном и Брюсселем, всё происходящее – интрига, работа западных спецлужб. Давайте и дальше любить грузинский народ.

Такое трогательное единение антагонистов само по себе показательно. При том, что обе стороны в чём-то правы. Грузины, безусловно, не любят Путина и не забыли позор в Абхазии, это правда. И тот факт, что нынешние буйствования грузин имеют черты спланированной операции – тоже очевидно. Однако ни то, ни другое не объясняет ту готовность, тот азарт, с которым вся Грузия и все грузины поддержали антирусские выступления и побежали в них участвовать. Может быть, к сердцам грузин и подносили спичку, но почему эти сердца так ярко заполыхали?

Заметим, всё это не имеет прямого отношения к политике. Ну, разумеется, грузины не простили русским 08.08.08. Однако подобные чувства обычно затухают, а тут – «вроде всё нормально было, и вдруг».

А ответ очень прост. ГРУЗИНЫ И В САМОМ ДЕЛЕ НЕНАВИДЯТ РУССКИХ. Если быть совсем точным: где могут – презирают, а ненавидят там, где не могут больше презирать.

Причём не за какое-то «сделанное русскими зло», а совсем по другим причинам.

Сделаем некоторые необходимые разъяснения. И для начала – освежить в памяти историю.

Войдя в состав Российской Империи (по собственному выбору), грузины показали себя амбициозными людьми, стремящимися расположиться повыше на социальной лестнице и не гнушающиеся при этом ничем. Простодушные русские, например, верили чуть ли не на слово всем грузинам, объявлявшим себя аристократами и способными представить хоть какие-то документы. В результате русское дворянство – и без того не очень-то русское – было наводнено грузинами. Очень много грузин разного достоинства шло по военной линии. Наконец, в последнюю – но не по важности – очередь грузины пошли зарабатывать деньги, устраивать бизнесы. Россия предоставляла к этому большие возможности. Грузинские товары – от фруктов и минералки до танцоров и певцов – нашли спрос на российском рынке.

Решительно ничего плохого в этом  не было. Можно только позавидовать честолюбию, напористости и национальной сплотке грузин, захватывающих позиции в недонациональном государстве, которое им это позволяло.

Проблема состояла в том, что те грузины, кому не досталось вкусных кусков в элите, шли в антисистемные силы. То есть в бандиты и в революционеры.

О последнем надо сказать особо. Как до присоединения к России, так и после этого, грузины не были буржуазным народом. В самой Грузии коммерцией занимались нацменьшинства и иностранцы, грузины же считали бизнес делом почти таким же грязным и презренным, как работа по найму (всякий грузин считает работу по найму унижением). Зато бандитизм и грабёж считались вполне достойными, «мужскими» занятиями. Так что антибуржуазная риторика и желание пограбить – да ещё иноплеменников! – находили в грузинских сердцах самый горячий отклик. Социалистические идеи, предполагавшие, к примеру, конфискацию капиталов, воспринимались очень позитивно: ведь они собирались грабить чужаков.

Роль грузин в событиях 1905-1917 года, может быть, была и не решающей, но она очень велика. Причём грузины находились буквально везде – и везде что-нибудь возглавляли. Меньшевик Ираклий Церетели был министром Временного правительства, Николай Чхеидзе возглавлял Петросовет. «Иосиф Джугашвили», более известный как «Сталин», грузином, вероятно, не был – но то, что его записали именно в грузины, очень показательно.

Советская власть грузин отблагодарила ЩЕДРО. Начиная с 1921 года, когда Грузия была присоединена к СССР, грузины находились на сверхсуперпривилегированном положении. Достаточно ввспомнить. Что всю историю СССР грузины руководили этой страной – от Орджоникидзе и Берии до Эдуарда Шеварднадзе. Грузины были первыми или вторыми в негласном списке правящих народов страны.

Сама же советская Грузия была маленьким раем, невероятно процветающим.

Я намеренно отвлекусь от чудесных природных условий республики. Только Грузию можно сравнить с благословенным Средиземноморьем, этим раем земным. Для измученного бесконечной зимой, холодом и голодом русского человека Грузия была – и даже сейчас остаётся – немыслимым парадизом. В условиях запретности заграницы Грузия была единственным местом, где советский человек мог погреться и поесть фруктов. Самыми престижными курортами в СССР были Гагры и Пицунда.

Пойдём дальше. Даже по официальным данным (крайне заниженным) уровень потребления на душу населения в Грузии был в 4 раза выше этого же показателя производства. В РСФСР же показатель потребления составлял только 75% от уровня производства (и это завышенная цифра – русских объедали и обкрадывали гораздо сильнее: русские жили буквально впроголодь). В 1990 году ВВП Грузии  на душу населения составлял 10,6 тысяч долларов, а уровень потребления на душу населения  41,9 тысяа долларов, то есть, каждый грузин потреблял на 33,3 тысяч долларов больше, чем зарабатывал. По уровню потребления Грузия находилась на первом месте в СССР, то есть жила лучше всех.

И это только официально. Неофициально же в Грузии был де-факто разрешён мелкий бизнес и частное сельскохозяйственное производство. Более того, были созданы сверхвыгодные условия для того, чтобы грузинские овощи и фрукты можно было перепродавать по сверхзавышенным ценам. Зелёные грузинские мандарины были бы неконкурентоспособны на мировом рынке, но советская власть не закупала дешёвые и вкусные иностранные мандарины. То же касалось всего остального, от мяса до петрушки. Грузины контролировали большую часть «колхозных рынков» на территории РСФСР, продавая виноград и шелковицу чуть ли не по весу золота. Великий французский историк Бродель, однажды посетивший СССР, понял, как работает местная «экономическая модель», когда увидел грузин, загружавших в самолёт (!) ящики с зеленью. В нормальном мире подобное было бы невозможно – но не в СССР.

Грузинская ССР, по данным экономиста Кеннана Эрика Скотта из Вашингтонского института, давала на советские прилавки 95% чая и 97% табака. Львиная доля цитрусовых (95%) также шла в регионы СССР из Грузии.

О чае и табаке стоит сказать особо. Грузинский чай был так отвратителен на вкус, что к нему приходилось примешивать индийский – дабы его хоть как-то было можно пить. Тем не менее, этой мерзкой бурдой поили весь Союз. Грузинский табак был такой же дрянью, и столь же безальтернативной.

Стоит упомянуть и о грузинском вине. Советская власть вкладывала невероятные средства и усилия, пытаясь хоть как-то повысить его качество. Достаточно вспомнить Кварельский тоннель, пробитый в скале – многокилометровое сооружение, используемое как винный погреб. Тоннель строил Метрострой. Затраты на этот тоннель были такими, что позволяли бы построить полноценный метрополитен в каком-нибудь крупном городе. Но винный погреб для грузин был важнее.

Благосостояние грузин описывалось известным советским анекдотом: грузин заходит в ресторан, кладёт на столик чемодан, а на вопрос «что это», говорит – «это кашелёк». Так оно примерно и было: разрыв между доходами грузина и русского был принципиальный, в сто и более раз (да, именно так).

При этом у грузин были огромные права – например, строить большие частные дома, иметь земельные угодья и так далее. Наивные русские, глядя на каменные хоромы грузин где-нибудь в захолустье, не понимали, в чём дело. Сытые вальяжные грузины им объясняли, что грузины очень трудолюбивые, а русские свиньи не умеют работать и пьянствуют. Русские верили.

Грузины имели доступ к ценным потребительским товарам. Джинсы, магнитофоны, автомобили – у грузин всё это было, и они этим гордились. Об этом восторженно писал грузинский философ Мераб Мамардашвили (которому русские интеллектуалы до сих пор поклоняются):

"Существует грузинское достоинство. Мы не хотели принимать эту дерьмовую, нищую жизнь, которой довольствуются русские. Они с ней согласны, мы – грузины – нет.

Посмотрите на тбилисские дома, тротуары. Грязные дома, обветшалые ворота, зато внутри благоустроенные квартиры, забитые вещами, высококачественной импортной аппаратурой. Это атмосфера отражает самоуважение грузин, которое отсутствует у русских.

Русские готовы есть селедку на клочке газеты. Нормальный, не выродившийся грузин на это не способен. Внутренняя поверхность раковины отражает образ самоуважения грузина, его чувство собственного достоинства."

Думаю, тут всё понятно.

Но экономическими благами дело не ограничивалось. Грузины обладали особыми правами – например, только в Грузии не были демонтированы все памятники Сталину, боялись гнева грузин. Практически любые требования грузин выполнялись.

Я не буду распространяться об иных грузинских  привилегиях особого свойства – например, в области избирательного применения законодательства. Это слишком неприятная тема, к тому же не хочется лишних споров. Скажем так – дела по некоторым статьям в некоторых обстоятельствах или не открывались вовсе, или не имели судебной перспективы. Кто знает, о чём я – тот поймёт.

Но не будем о совсем уж грустном. Вспомним тот факт, что Грузия имела ещё два особенных достоинства. Во-первых, бешеный пиар всего грузинского. Грузия была официальной любимицей не только советской власти, но и советской «культуры», которая в этом отношении доходила до беспримерного в истории лизоблюдства. Образ смелого, неунывающего, улыбчивого грузина царил в советском кинематографе с самого его появления. Восхваления Грузии царили и в советской литературе, особенно в поэзии. Достаточно вспомнить Евгения Евтушенко, который писал вот ТАКОЕ:

О Грузия - нам слезы вытирая,

ты - русской музы колыбель вторая.
О Грузии забыв неосторожно,
в России быть поэтом невозможно.

А вот Андрей Вознесенский:

Любимая моя Грузия

жертвенная страна!
В море, как круг спасательный,
покачивается луна.


Белла Ахмадулина, бесконечно гордившаяся честью родиться в Грузии:

Я, человек, уехавший из Грузии,

боготворящий свой родимый край,
колена преклонив, просить берусь я:
дай, боже, мне уменья, силы дай -
такое написать стихотворенье,
чтобы оно, над скалами звеня,
спасло бы не от смерти -
от забвенья
на родине возлюбленной
меня!

И т.д. и т.п. – отметились все. То есть подобные стии – а также прозу, «путевые заметки» и т.п. – можно цитировать ТОННАМИ. Пресмыкательство перед Грузией и грузинами составляло если не суть советской культуры, то её необходимую и неотъемлемую часть.

С другой стороны, самой Грузии была выписана привилегия быть «родиной творческой интеллигенции». В Грузии никто не занимался наукой, производством и так далее (как, например, в соседней Армении) – зато там было море театров,  творческих мастерских, каких-то художников, поэтов и прочих творческих людей. Были философы – как уже упомянутый Мамардашвили. Да что там говорить: несчастные русские философы – такие, как покойный Алексей Лосев, который за кормёжку, тёплый приём и публикации выписали грузинам настоящего АНТИЧНОГО мыслителя, некоего Иоанэ Петрици, которого несчастный Лосев вынужден был превозносить.

Прежде всем возмущаться всем вышепересленным, напомню – этот «оазисо в составе СССР» (выражение Э. Шеварднадзе) построила для грузин советская власть. Она же их и развратила.

То есть. Грузины моментально привыкли к своему сверхпривилегированному положению и находили его естественным. По сути, грузины играли роль советской аристократии. Причём аристократии чисто паразитической: грузину полагались немыслимые льготы и привилегии только за то, что он грузин. Естественно, русских они презирали как нищих батраков, убивающихся на своих вонючих заводах за копейку. Это понятная и естественная реакция. Обвинять их в этом смешно и бессмысленно. Любой процветающий народ презирает нищих.

Что же было дальше?

К концу восьмидесятых грузины полностью перестали видеть края. Они ПОВЕРИЛИ В СЕБЯ – то есть в то, что богатство и процветание Грузии есть дело рук самих грузин. Что их зелёные помидоры и в самом деле стоят столько, сколько за них платят несчастные русские. Что грузинские курорты – это мечта всей планеты, всего человечества. И что отделение Грузии от России откроет им немыслимые горизонты.

Достаточно одной детали. Лидер грузинских националистов – то есть всей Грузии, так как все грузины националисты – как-то заявил, что доходов от продажи минеральной воды «Боржоми» достаточно, чтобы обеспечить доходную часть всего  бюджета независимой Грузии. Он же говорил, что одно лишь грузинское вино озолотит весь грузинский народ. В обоих случаях он предполагал, что «Боржоми» и грузинское вино будет покупать весь мир по ценам, сравнимым с европейскими аналогами. Ему просто не пришло в голову, что в грузинских товарах мир не нуждается. Не пришло в голову это и всем остальным.

Чем это обернулось – известно. Грузия довольно стремительно обнищала. Несмотря на все прикормы и подачки России (которая растопыренными сиськами откармливала и продолжает откармливать все постсоветские государства), грузины откатились по уровню потребления откатилась даже ниже России (хотя куда уж ниже).

Самое интересное состоит в том, что грузины напрочь отказывались признать именно этот факт – что они теперь живут хуже русских. Это воспринималось и воспринимается как непереносимое национально-классовое унижение.

Чтобы сравнить эти чувства хоть с чем-то. Представьте себе чувства русского помещика, обнищавшего после Великой Реформы, который видит своего бывшего крепостного, выбившегося в люди и проезжающего мимо него в дорогом экипаже. Что он будет чувствовать? Естественно, злость. Он, приличный человек из хорошей семьи, стоит на обочине, а вчерашний раб, хам, грязный мужик – едет в экипаже. Это очень обидно.

При этом у помещика есть хотя бы одно утешение – реальное культурное превосходство. Он всё-таки получил образование, говорит по-французски и не рыгает за столом. Кроме того, он и крестьянин хотя бы не принадлежат к разным народам: оба русские и православные. Теперь же представьте себе, что эти два фактора не работают. Предположите, что мимо дворянина едет в коляске и нагло ухмыляется разбогатевший еврей, который когда-то ему сорочки шил. Тут недолго и до настоящей ненависти.

Теперь внимание. Все эти чувства появляются только тогда, когда стороны друг друга видят глазами. Во-вторых, эти чувства усиливаются, когда униженный не может свои чувства выразить. Или, того хуже, вынужден угождать другой стороне.

Перенесёмся в Грузию. Сам вид русского, приехавшего в Грузию бюджетно отдохнуть и развлечься, грузина страшно раздражает: он с молоком матери усвоил, что русские – дрянь, которая перед грузинами всегда пресмыкалась. Однако до определённого момента русские в Грузии были не очень заметны. Основной туристический поток составляли азербайджанцы и турки, которые используют Грузию как дешёвый бордель (где можно снять и женщин европейского типа незадорого), а также как казино и т.п. Но турок грузины уважают, это настоящие люди. Так что турецкая экспансия в Грузии воспринимается достаточно позитивно. Но не русская!

И до недавнего времени русские грузин особо не беспокоили. Туристы были, но не особо отсвечивали, вели себя робко,

Что же произошло? После проигрыша войны и изгнания Саакашвили Грузия встала перед необходимостью кормить себя самой и зарабатывать деньги тоже самой. Подсчёты показали, что Грузии почти нечем торговать и нужно изыскивать резервы. Тогда же было принято решение завлекать в Грузию российских туристов, для чего даже прикрыли рты местной русофобской интеллигенции. Учитывая способность грузин к имитации радушия и дружелюбия – о которой кто только не писал – Грузия на какое-то время и в самом деле стала довольно комфортным местом для русских.

Преувеличивать эту комфортность не стоит. Наши наивные туристы просто не знают, сколько грузинских плевков они съели в каждом хинкали, как мочились в их харчо и какие ещё над ними издевалась улыбчивая туристическая обслуга. Однако явно и откровенно крыситься на русских было нельзя. «Потерпите, нам нужды деньги» - говорили власти населению.

Но грузины не прибалты, которые десятилетиям подносили русским кофе с плевками и ждали своего часа. Грузины люди простые, они не могут долго сдерживаться. Им нужно выразить свои чувства по-грузински – оскорбить, побить, ну и так далее.

Теперь мы, наконец, добрались до сути.

Нелепый эпизод со стулом был как раз следствием того, что у грузин долго копилась злоба и ненависть на русских туристов, и в какой-то момент у них просто СНЕСЛО КРЫШУ. По ничтожному поводу – но сорвало.

То есть причиной того, что всё так полыхнуло, был как раз успех грузинской туристической отрасли на российском направлении. В 2019 году Грузию посетили почти 1,5 млн россиян (второе место после Азербайджана). Это рост на 23,8%, то есть очень много. И не стерпела грузинская душа наплыва русской сволочи. Русские должны перед грузинами трепетать, а они тут расселась и требуют «вина, хинкалей, и поживее».

Именно этим объясняются таки самоубийственные вроде бы действия, как поднятие грузинскими ресторанами цен для туристов из России на 20%. Это нельзя объяснить ничем, кроме злобы. «Суки, вы нам ЗАПЛАТИТЕ».

Значит ли всё это, что грузины «плохие»? Нет. Не бывает плохих народов, бывают плохие отношения между народами. Но следует уяснить – грузины будут русских ненавидеть ещё очень долго. Они способны какое-то время скрывать свои чувства, но когда у них опять снесёт крышу – хрен его знает.

Всё это, конечно, нисколько не отменяет политического измерения вопроса. Где одни политики сыграли русской темой против других политиков, разыграли сцену, устроили провокацию и так далее. Но нам, простым людям, до этого как до луны.

Так что думайте сами, наслаждаться грузинским гостеприимством (с плевками в суп, это как минимум, а то и с двадцатипроцентной наценкой за русский язык), или всё-таки лучше поехать куда-нибудь ещё (но там могут быть другие проблемы). Решайте это рационально".

https://www.apn.ru/index.php?newsid=37897&fbclid=IwAR04IhxpIxYHdLvtgJeHZ9wtiN_vuwD1UFLDh4EBJTCa39R-QBi297FEUSM

О насильственной украинизации в СССР

65097519_2407837202826980_6053794650395770880_o


"Мне хотелось бы прибавить к ответу еще несколько слов о том, как в Полтаве, в самом сердце настоящей Украины, местные люди отнеслись к «украинизации». Мне об этом рассказала интересные подробности моя двоюродная сестра Лида, вышедшая замуж за известного профессора П. И. Новгородцева.
Новгородцевы жили в Москве. В конце гражданской войны Лидия Новгородцева с детьми пробралась в Полтаву, где она получила место учительницы в местной женской гимназии. После того, как в Полтаве утвердилась советская власть, пришел свыше приказ «украинизировать» гимназию. Родительский комитет высказался единогласно против украинизации. Члены комитета указали между прочим на то, что они считают русский язык своим и что даже нет учебников, написанных на «украинском» языке. Вскоре был получен вторичный приказ украинизировать школу и был прислан ящик с учебниками, напечатанными в Австрии для галицких школ. Большевицкое начальство даже не удосужилось вырвать из учебников портреты «найяснійшого пана цісаря» Франца Иосифа. Члены родительского комитета заявили, что они своих детей в такую школу посылать не будут и объявили бойкот гимназии. За это они были арестованы ЧК. Какова была их дальнейшая судьба, неизвестно, так как моя двоюродная сестра вскоре затем бежала в Чехословакию, где я с ней встретился в Праге.
А. Геровский
Свободное Слово - ежемесячный карпато-русский журнал. янв-фев 1960г. с.5-12 "
https://www.proza.ru/2017/07/23/1079?fbclid=IwAR3Yp5IWOoCiCg4vI5mUwDagwUkGphYHzzh7FLFuotymtK25RPywU1nAdHc

Воспоминания Луи-Фердинанда Селина о посещении Ленинграда в 1930-х гг.

Воспоминания Луи-Фердинанда Селина о посещении Ленинграда в 1930-х г. Via Сергей Обогуев

"Прежде чем рассказать вам о том, как прекрасен Ленинград, необходимо внести некоторую ясность… Это не они его построили… эти сталинские «гепеушники»… Они даже не в состоянии его как следует содержать… Это выше их коммунистических сил… Все улицы обрушились, фасады домов осыпаются… Это ужасно… А ведь в своем роде это один из самых прекрасных городов мира… наподобие Вены… Стокгольма… Амстердама… поверьте мне. Чтобы составить представление о его красоте… Вообразите себе на минуту… Елисейские Поля… но в четыре раза шире и все затопленные бледной водой… это Нева… Она простирается вдаль… туда, к мертвенно-бледной шири… к небу… морю… еще дальше… к своему устью в самом конце… в бесконечность, откуда навстречу нам поднимается море… Море!.. оно охватывает весь город!.. полупрозрачное… фантастическое, напряженное… как ладонь могучей руки… на его берегу… раскинулся город… дворцы… еще дворцы… Жесткие прямоугольники… купола… мрамор… величественный правильный орнамент… вдоль бледной воды.. Слева небольшой черный канал… напротив позолоченного колосса Адмиралтейства… увенчанного какой-то переливающейся на солнце золотой фигурой… Какая огромная труба! растущая прямо из стены… Сколько тут величия!.."

http://femme-terrible.com/translations/celine-bagatelles-pour-un-massacre/?fbclid=IwAR0B37b2TZr_uWE-3cbG58Z81oCIBzNK4WOoacMPFZLVYEpi2djGnJM1S5U

Новороссия и УССР

Александр Васильев (из телеграмма):

"Существует мнение, согласно которому Новороссия была включена большевиками в состав Украины по неким «объективным» экономическим причинам. Мол, малороссийские и новороссийские губернии были тесно связаны в хозяйственном отношении, составляли, чуть ли не единый хозяйственный комплекс и т.д.

Главным хозяйственным процессом объединяющий два региона были, якобы, производство товарного зерна и его экспорт через азово-черноморские порты.

Однако как показал такой специалист по аграрной пореформенной России уже в конце 19 – начале 20 в. в этом вопросе прослеживается четкая разница между двумя макрорегионами из которых была собрана УССР.

Малороссийские губернии специализировались на производстве хлеба на внутренний рынок, а экспорт играл глубоко второстепенную роль, за границу уходили излишки которые периодически не могу потребить быстро растущий внутренний рынок России. Новороссийские же губернии, наряду с предкавказскими (от Бессарабии до Ставрополья) сохраняли экспортную ориентацию.

Т.е. с точки зрения такой ключевой отрасли как сельское хозяйство никакого единого экономического организма территория будущей Советской Украины собой не представляла.

Что касается промышленности, то тут и говорить нечего. Одесса строила самолеты, Николаев – корабли, Екатеринослав и Донбасс добывали и перерабатывали руду и уголь вовсе не для нужд Винницы, Житомира или Полтавы. Речь шла о важнейшем индустриальном районе всей России, что, между прочим, не отрицали и большевики."