Tags: белорусский национализм

(no subject)

Из телеграмм-канала "Бульба престолов":

"Есть такой белорусский чиновник — Валерий Воронецкий. Какое-то время был послом в Австрии, где заканчивал академию и Макей. Сейчас занимает много важных должностей, вроде председателя Постоянной комиссии по международным делам. Является и депутатом Палаты представителей, членом множества межпарламентских комиссий.
Уже как несколько лет как Валерий Иосифович повадился давать интервью сайтам белорусских националистов. И там он не просто говорит о жизни, а делает достаточно системные и ранее немыслимые для Беларуси заявления.
В числе таких интервью было программное (https://nn.by/?c=ar&i=204480&lang=ru) на Нашай Нiве, антирусском издании, где Воронецкий от лица власти обозначил, что БНР теперь официально считается прототипом белорусского государства, а годовщины её обвещения являются обязательными праздниками для белорусов. Он признался, что разрешение митингов Мотолько, Пальчиса и Белоуса на Дзень Волi является не результатом давления оппозиции на власти, а их совместной работы.
Поскольку Наша Нiва спрятала текст за пейволл, рекомендую внимательно ознакомиться с копией (http://www.house.gov.by/special/ru/interview-ru/view/chinovniki-v-bolshinstve-stojat-na-patrioticheskix-pozitsijax-rossija-nam-krasnyx-linij-ne-oboznachala-valerij-voronetskij-3637/) на официальном сайте Палаты представителей.
Также было его недавнее заявление (https://nn.by/?c=ar&i=225568&lang=ru) о необходимости создания белорусскоязычного универстита. Специально для Нашай Нiвы он уточнил, что мова нуждается в государственной поддержке для превращения её в средство общения. Зная рьяность чиновников Лукашенко в дерусификации, можно ожидать, что через лет пять более половины предметов в университетах будут принудительно преподаваться на мове, "по просьбам студентов, преподавателей или общественности", а то и вовсе втихую, без объяснений. Стратегия мелких шагов работает отлично.
К слову, этим пассажем Валерий Иосифович напомнил мне о своём существовании, и о том, что пора уже про него написать.
Ещё недавно было потрясающее интерьвю (https://euroradio.fm/ru/voroneckiy-razvivaem-eaes-ili-vozvrashchaemsya-k-dvoyke-s-rossiey) об интеграции для Еврорадио. Там Воронецкий сказал следующее: "Если мы говорим об интеграции, мы имеем в виду экономическую интеграцию. Другой просто нет. Если вы говорите о политической, то государственные институты не могут интегрироваться."
На еврорадио белорусский депутат рассуждал (https://euroradio.fm/ru/voroneckiy-nuzhno-osoznat-my-vse-stoim-na-plechah-nashih-predkov) и о нацбилдинге в Беларуси.
Еврорадио подчиняется USAID и работает из Польши.
Для понимания: лет десять назад дать интервью таким изданиям даже для мелкого чиновника означало бы немедленный вылет с должности. Получателям грантов отказывали в регистрации, расследовали их связи с западными государствами, пресекали деятельность.
Накануне подобных заявлений и митингов националистов этого добродушного на вид мужчину часто можно было увидеть в неофициальной обстановке: в одном дорогом минском ресторане с послом Великобритании Фионной Гибб (один на один), а ещё в одном не менее дорогом ресторане в квартале от первого — в VIP-зале, на переговорах парламентариев с немецкой, австрийской и другими делегациями.
Речь, как всегда, шла о белорусизации, выдавливании русского языка, внедрении национальной символики и поддержке гражданского общества.
К чему я о нём рассказываю? Потому что он является зампредом Парламентского Собрания Союза Беларуси и России и входит в ту самую рабочую группу по интеграции. Ta-da!
И активизация СГ без принуждения Лукашенко к миру и демонтажа его антирусской вертикали означает больше круглых столов и других унылых мероприятий с ним вот и с такими же деятелями. Которые уже давно привыкли, что порой долг вынуждает посидеть часок-другой с русскими, покивать, чтобы потом те поставили у себя галочку и отсыпали ещё десяток миллиардов долларов на проживание.
А потом облегчённо вздохнуть и пойти договариваться с европейцами и американцами о реальной повестке".
https://t.me/bulba_of_thrones/148

Как Лукашенко борется с русскими СМИ в Белоруссии руками Москвы

Из телеграм-канала "Бульба престолов":

"Лукашенко на встрече в Сочи предложит России учредить совместный надзорный орган за контролем информационного пространства и борьбой с фейками. Бороться с диверсантами должны будут спецслужбы".

Очень сильный ход со стороны Лукашенко. Помните, как нукеры Рамзана Ахматовича решали кровные споры в центре Москвы, расстреливая врагов своего тейпа? Подобный орган даст такую возможность и белорусскому лидеру, который лоялен России куда меньше, чем Кадыров.

Тактика это не новая. В ту пору, когда я ещё не видел смысла создавать канал, трое журналистов: Юрий Павловец, Сергей Шиптенко и Дмитрий Алимкин были схвачены в Беларуси и посажены в СИЗО. Писали они о том же, о дерусификации, контактах белорусского руководства с НАТО, являясь своего рода пионерами в данной теме, наряду с Кириллом Аверьяновым-Минским на запрещённом властями СиП.

Сайты, для которых они писали, в России сложно назвать мейнстримными или крупнейшими. Но у Лукашенко есть своеобразная мания: ему нужен тотальный контроль над российским медиаполем. Даже за единичные статьи и сюжеты редакции СМИ атакуются белорусской агентурой и начинают подвергаться угрозам и давлению. Мимо таких материалов Лукашенко не мог пройти и санкционировал арест журналистов Регнума.

Но Лукашенко не был бы собой, если бы просто их арестовал. Через подчинённые себе союзные органы, он купил людей в МИД РФ и Администрации президента РФ, соврав, что журналисты разжигали рознь между белорусами и "россиянами". Естественно, были и конверты. В итоге, бывший посол Суриков, спикер МИД Мария Захарова и спецпредставитель президента РФ Швыдкой (недавно обращался на мове к белорусам на антироссийской книжной ярмарке) одобрили арест журналистов. Хотя те только лишь пытались прорвать тотальную информационную блокаду Лукашенко, которая не давала русским получать информацию о реальном положении дел в республике.

Кураторы Лукашенко сочли опыт позитивным и хотят вместе с Россией бороться с пророссийскими и даже просто освещающими дерусификацию СМИ. Александр Григорьевич действительно едет к Владимиру Владимировичу со списком сайтов, каналов и журналистов федеральных СМИ. Лукашенко умнее руководства Украины и не собирается ловить их на просторах Интернета: он рассчитывает, что Россия сама ему их сдаст. Достаточно соврать, мол, я готов к интеграции, а эти, понимаешь, разжигают. Хотя в реальности белорусское руководство довольно отчаянными мерами изо всех сил пытается вызвать в белорусах ненависть к России и к русской культуре.

Не секрет, что для многих российских чиновников слово русские это пустой звук. Беларусь формально в ЕАЭС, в ОДКБ, в СГ? Тогда Лукашенко наш человек, и мы сдадим всех, кто выступает против него. Такое уже случилось с Украиной, но горький опыт лишь частично повлиял на политику по отношению к экс-ССР.

Процесс, как и в случае с дотациями и контрабандой, не будет обоюдным. Думаете, с помощью этого органа или механизма российские силовики смогут запрашивать арест белорусских националистов за разжигание? Мотолько, Пальчиса, Белоуса, журналистов TUT.by, naviny.by, citydog.by, the-village.me, gazetaby.com, nn.by и других? Нет, игра будет в одни ворота. Россия поможет Лукашенко зачистить рунет и федеральные СМИ, а Беларусь продолжит движение к мове, латинке, вышиванкам, в НАТО и ЕС.."
https://t.me/bulba_of_thrones/137

В Белорусси судят сторонников союза с Россией

"В эти предновогодние дни в Минске продолжается суд над Сергеем Шиптенко, Юрием Павловцем и Дмитрием Алимкиным – тремя публицистами, критиковавшими в российских СМИ наметившееся сближение белорусской власти с Западом в ущерб интеграции с Россией, а также заметную в республике наклонность к белорусизации и литвинизации.

За это их в Белоруссии называют «пророссийскими», обвиняют в разжигании национальной розни, судят и могут приговорить к 5–12 годам тюремного заключения. В то же время РФ – в лице посла РФ в Белоруссии Александра Сурикова – официально от них открестилась.

«Это белорусские граждане, и это дело Белоруссии – эти очень радикальные журналисты. Мы очень сильно сомневаемся, что эти выступления работают на усиление связей», сказал Суриков.


Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова заверила, что «судьбы этих журналистов... находятся в сфере нашего пристального внимания» – и тут же «особо подчеркнула, что употребление этими авторами таких слов, как «недонарод» или «недогосударство» в отношении Белорусси и белорусов – это недопустимо».

Этим она оказала заключенным журналистам медвежью услугу, так как слова «недонарод» в действительности они не употребляли, а Захарова, услышавшая звон, да не знающая, где он, придала своим статусом толчок к распространению этой клеветы.
Фото: кадр из видео

Это было год назад, в декабре 2016-го.

Повторюсь: год спустя, прямо в эти дни, в Минске проходит суд над журналистами – и где же пристальное внимание российского МИДа? Где заявления о необходимости свободы слова? Где, скажем прямо, официальная позиция России по материалам дела, ведь предъявляемые журналистам обвинения тесно связаны с интерпретацией нашей общей с Белоруссией истории?

Ведь может же быть, не правда ли, у России собственный взгляд на историю Отечественной войны 1812 года? На историю Великой Отечественной. На историю белоруссизации 1920-х.

Страшно сказать: сегодня пророссийскую позицию (но официальную ли? бог весть) выражают трое журналистов с белорусским гражданством на скамье подсудимых – и приглашенные их адвокатами свидетели.

И не российский МИД, а подсудимый Шиптенко задается вопросом: «Почему, если речь идет о разжигании розни между народами Белоруссии и России, в деле нет российской стороны?»

Опять же: речь ведь идет о публикациях не в белорусских, а в российских СМИ. Почему Россия не заявит о своем праве на собственную оценку публикуемых в России материалов?

Где российская сторона? Чего она хочет? Какие у нее интересы?

Вспоминается Иван Грозный из незабвенного предновогоднего фильма, молвивший режиссеру Якину: «Как же тебя понять, если ты не говоришь ничего?»...

Возможно, читатель не поверит, насколько все происходящее примитивно и откровенно. Мы потом ни за что не сможем сказать, что нас не предупреждали. И опять будем удивляться, что, оказывается, можно поступать вот так – со знаком качества плевков как божьей росы.

Российской экспертизы нет – а белорусские эксперты ставят в вину подсудимым даже употребление слова «Белоруссия». В российских СМИ. И даже притом что в самой Белоруссии имеется вполне официозная газета «Советская Белоруссия».

Необходимо отметить: в норме работоспособный эксперт не прибегает к иронии, не допускает эмоций. Эксперт не устанавливает умысел. Эксперт не рассуждает о том, «что может произойти, если...». Эксперт не аргументирует свое решение «интуицией» и тем, что «все так говорят».
На эту тему

Эксперт лишь характеризует объективное содержание текста, и любые требования к экспертам искать в статьях формально не выраженные подтексты, которые «можно воспринять так-то», выходят за рамки научного исследования, это будет лишь частное мнение. Эксперт обязан безошибочно различать конфликтогенность текста (негативные оценки, которые могут кому-то не понравиться) – и его экстремистскую направленность (призывы к совершению противоправного действия).

Так вот конфликтогенность – не преступна.

И все эти ошибки допущены в экспертных заключениях, на основании которых сейчас могут засудить журналистов. «Статья может развить взаимное недоверие между людьми русской и белоруской национальности», – зачитывает экспертизу прокурор. Где мнение российской стороны по этому поводу? Почему за нас додумывает белорусский прокурор?

Психолог Гатальская (одна из проводивших обвинительную экспертизу) позволяет себе иронизировать над статьями: «бедные недалекие белорусы» – это ее эмоциональная интерпретация.

Эксперт-библиотековед Иванова, отвечая на вопросы адвокатов, признается, что эксперты не несут никакой ответственности за свои действия, а также что в работе они исходят из «фоновых знаний». Она же говорит, что среди членов экспертной комиссии не было историков, а фоновыми знаниями «обладает практически любой человек».

Констатация отсутствия историков среди экспертов просто поразительна, если учесть, что львиную долю обвинений составляют как раз указания на недопустимость исторических оценок.

Например, Шиптенко вменяется в вину, что он «цинично определяет бело-красно-белый флаг как флаг белорусских коллаборационистов» (тоже выдержка из экспертизы).

Обвиняемые сами приглашают историка – кандидата исторических наук Александра Гронского. И он в суде проговаривает, казалось бы, известные вещи: об общерусской святой Ефросинье Полоцкой, о возникновении белорусской государственности при создании БССР (а не Речи Посполитой), о древних и отнюдь не исключительно белорусских корнях так называемого белорусского национального орнамента, о западнорусском языке...

Почему Россия отнюдь не озабочивается укреплением этой – общерусской – истории, объединяющей нас с Западной Русью?

Если уж мы не защитили журналистов от ареста – какой знаковой возможностью было бы заявить сейчас о своем взгляде на большую русскую историю! В конце концов: ведь это именно она дает нам право рассуждать о «сферах влияния». Нет большой русской истории – нет и сфер влияния, и не понятно, почему Белоруссия не должна стремиться на Запад.

...По большому счету меня саму от сидения на этой скамье подсудимых уберегло лишь российское гражданство.

Еще в конце 2014 года, когда вышел мой первый репортаж после поездки в Белоруссию (не благостный, но и огульно не хулящий), моему тогдашнему работодателю довелось выслушать немало неприятных слов от белорусской стороны.

Они и тогда не стеснялись вмешиваться в дела российских СМИ – а чем все эти годы занимаемся мы?

По моему глубокому убеждению, суд над пророссийскими журналистами не должен проходить втихаря. Более того: это один из исполненных смысла моментов, которые даже больше говорят о том, что будет завтра, нежели о происходящем сегодня.""

https://vz.ru/opinions/2017/12/28/901817.html